Ссылки

Новость часа

Малица, камус и тундра. Кто шьет одежду для оленевода – репортаж из ненецкого села


Оленевод не купит себе одежду в обычном магазине. Ее шьют на заказ. Именно сейчас оленеводы возвращаются из тундры на забой оленей, а перед тем, как уйти обратно в тундру, они буду закупаться новым обмундированием. Кто шьет одежду для оленевода – рассказываем в новом выпуске программы "Человек на карете":

Оленеводство является традиционным промыслом для Ненецкого автономного округа. Чтобы защититься от сильных морозов в тундре, оленеводы по-прежнему носят одежду из оленьих шкур. Раньше они ее шили сами, но постепенно ремесло стало забываться. Ненка Лилия Тайбарей решила сохранить его. Всю жизнь она жила в тундре, с пяти лет помогала маме и бабушке шить одежду из шкур. Несколько лет назад она открыла в своем поселке Красное дом ремесел и теперь вместе с мамой шьет традиционную одежду оленеводов на заказ.

"Она с детства так же, как и я, за иглу держалась. Она еще маленькая была, однажды она у меня все занавески подрезала, захотела шить кукле одежду. Свои коленки у рейтуз все отрезала и делала заплатки. Я тогда поняла, что у нее рука будет набита", – вспоминает мама Лилии, Анисья.

Большую часть жизни Анисья прожила в тундре, работала в колхозе, занималась оленеводством. От суровых холодов спасали традиционные изделия из оленьих шкур: "Без мехового нюка (покрытие из оленьих шкур для чума – НВ) зимой холодно, очень холодно будет. Я не знаю, как коми выживают без этих нюков шерстяных, – говорит Анисья. – Шили мы сами всегда, из поколения в поколение. Память такая, уже представляешь, сколько надо".

Я шью с пяти лет


До того как отправиться в школу, Лилия жила в тундре вместе с бабушками и дедушками, она с теплотой вспоминает то время. Именно в тундре она научилась шить: "Я шью с пяти лет. Мне просто дали вот кусочек меха, иголочку, наперсток. То есть с самого начала мне нужно было научиться просто шить, держать этот наперсток. Сейчас, кстати, очень многие ненецкие дети не умеют держать, но они быстро учатся".

Постепенно ремесло стало забываться, на смену оленьим шкурам стали приходить современные материалы. Лилия решила сохранить умения предков и создать в своем поселке дом ремесел, с этим вопросом она обратилась к тогдашнему губернатору округа Игорю Кошину: "Обратилась с просьбой, что само мастерство шитья из меха уже пропадает на самом деле. Сама традиция, все это уходит. И мы в то время как раз шили в маленьком помещении. У нас было очень холодно, и я вообще не знала, как этот вопрос решить в принципе. И тогда я обратилась к Игорю Викторовичу, и он обещал помочь. И свое обещание сдержал".

По словам Лилии, бывший губернатор вел переговоры с инвесторами из нефтяных компаний. Ее отец сам подготовил проект здания и передал его застройщикам. Несколько лет Лилия пользовалась зданием на льготных условиях, но сейчас вынуждена платить полную стоимость аренды. "Сейчас в муниципалитет передали его, потому что нельзя передавать в частные руки, в ИП, поэтому в муниципалитете сейчас. Я плачу за него аренду, то есть первый год я платила 30%, потом 50%, 70%. Сейчас уже 100% оплата, это уже 12 тысяч, – поясняет Лилия. – Для деревни сейчас в наше-то время это сложно на самом деле платить".

Из-за пандемии доходы предприятия упали. Лилия признается, что работает практически в убыток. Чтобы закрыть долги по коммунальным платежам, она даже ездила собирать и сдавать морошку. Вот уже полгода женщина просит у местных властей, чтобы ей снизили арендную плату. "По закону можно сделать так, чтобы мне эту арендную плату убрали, и пользоваться на безвозмездной основе. Пока отказ. И потом уже в ноябре снова глава администрации сам уже предложил, чтобы мы поработали над этим, – рассказывает она. – Он уже согласен, но там уже другие люди – депутаты. Почему-то они отказались, сказали – есть народ, есть вы. То есть я не очень понимаю, я ведь тоже такой же человек, и я предприниматель. Мне кажется, что все-таки я на сегодняшний день, наверное, самый уязвимый слой населения. Мне непонятна причина их отказа".

В мастерской Лилии помогают родители. "Я знаю, что ей тяжеловато, очень тяжело. Я все время там нахожусь, стараюсь ей помочь. И отец ей помогает очень. Мы стараемся, видим, ей тяжело", – говорит Анисья.

Шкуры для изготовления вещей Лилия закупает у оленеводов, которые сейчас ведут свои стада через Красное, где есть два крупных сельскохозяйственных кооператива. "Сейчас как раз время забоя. И все оленеводы рядом, они подтягиваются. И вот сейчас в это время как раз мы закупаем шкуры, закупаем камус. Камус – это шкура на ногах оленя, мы шьем из этого обувь. Красиво получается и тепло, – объясняет Лилия. – Они здесь проходят и идут быстро дальше, чтобы следующие уже успевали. Потому что все равно нужно численность всегда держать. И чтобы слишком много тоже не было, чтобы тундра не была черная".

По словам Лилии, одежда из оленьих шкур пользуется спросом не только у оленеводов и туристов. "К нам приехал один молодой человек. Он русский, заказал малицу (верхняя одежда из оленьих шкур с капюшоном и рукавицами – НВ). Он довольно обеспеченный. И он мне сказал такую вещь: понимаете, я покупал какие-то финские дорогие, покупал какие-то еще суперутепленные куртки. Все продувает. И сейчас хочу попробовать купить вот уже малицу, сшить, чтобы проверить, – делится Лилия. – Приходит и рассказывает: вы представляете, еду на снегоходе и как-то качнулся, поворачиваюсь – оказывается, ветер начался. То есть это настолько непродуваемо, человек не понял, что на самом деле ветер поднялся. Настолько в нем тепло".

Очень важно знать: кто ты, откуда ты, где родился


До пандемии на базе дома ремесел Лилия проводила мастер-классы для детей. "К нам приезжали, приходили ученики со школы. Была программа, один месяц или два месяца мы ребят обучали, – рассказывает она. – Очень многие дети говорят – вот моя мама так делала, моя бабушка делала. Очень-очень многие. На самом деле многим это нравится, но многие стесняются. Почему-то это очень непопулярно".

Сейчас в Ненецком автономном округе практически не осталось мастеров, умеющих шить одежду из оленьих шкур, но Лилия надеется, что ей удастся сохранить это ремесло и передать его потомкам: "Мне хочется знать, чтобы наши дети тоже знали все традиции, все техники мастерства, шитья. Сейчас теряется такими темпами. Мастера старые уже умирают. Кто-то в силу возраста, кто-то просто отказывается уже этим заниматься. Я верю в то, что, сохраняя традиции, мы сохраним самих себя. И очень важно знать: кто ты, откуда ты, где родился. Когда ты знаешь свою семью, когда ты знаешь свою родину хорошо, то тебе сама земля родная помогает, тебе помогают твои предки. И я это чувствую".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG