Ссылки

Новость часа

"До кладбища дошла и там сдохла". Почему волгоградская предпринимательница хочет пустить под нож стадо коров


Жительница Волгоградской области, мать-одиночка двоих детей, организовала успешное фермерское молочное хозяйство. Трудоустроила местных, наладила продажу на рынке. Но сейчас власти отказывают ей в аренде последних свободных земель под корма для животных, их выгодно сдали в аренду китайцам. Оксана, то ли в шутку то ли всерьез, говорит, что будет вынуждена пустить 200 голов скота под нож:

Оксане Черниковой из хутора Авилов Волгоградской области 39 лет, из которых 14 лет она занимается фермерским хозяйством: держит коров, производит молоко, творог, мясо. Свою продукцию женщина сбывает в магазине на рынке в маленьком городе Иловля. Бизнес ведет сама. За эти годы ее стадо выросло до 60 голов, а вот количество пастбищ уменьшилось. Вокруг хутора Авилов выросли китайские теплицы, а последний клочок земли, на котором Оксана пасет коров, может уйти в аренду, и вести хозяйство в таких условиях, говорит она, затруднительно.

Оксана всю жизнь прожила в деревне, после школы устроилась работать в кафе в районном центре: "Я после школы не пошла сразу учиться в институт, а потом пошла работать. Поработала с начальством, была заведующая, был начальник департамента общепита. Я поняла, что вот работать под чьим-то руководством мне будет сложно вообще в дальнейшем – не мое".

Оксана поняла, что хочет заниматься своим делом. В деревне выбор был небольшой, поэтому она остановилась на животноводстве: "Выбор пал на коров, так как, в принципе, я их знаю, умею и люблю, конечно. Черно-пестрых люблю больше всего". В 2006 году она открыла свой бизнес. Оксана вспоминает, что в то время Россельхозбанк выдавал кредиты, которые хорошо субсидировались по процентам: "Это было достаточно легко сделать, потому что после этого мы брали еще кредит и под субсидии мы уже не попали. Еще раз попали, а потом еще третий раз мы уже не попали, потому что настолько государство все усложнило".

Начиналось все с небольшого стада, которое за эти годы выросло до 60 с лишним голов: "У нас было 10 коров, мы гоняли в одно стадо, со всей деревни вот это стадо собиралось. А телят маленьких, их не брали в стадо, потому что с ними проблематично, они больше лежат, меньше пасутся. Мы их просто выпускали, и они здесь бродили по окрестности, это было безопасно, было место, где пастись".

Сейчас местный фермер взял эти земли в аренду: "Воробьев Владимир. Он наш местный. Он взял эту землю, сначала сажал там зерновые. Сад забрал, сад был заброшен, он же раньше совхозный был. Теперь они решили, что сад невыгодно, они его бросили, все заросшее, перестали зерновые сажать".

Позже появились китайские предприниматели, которые взяли в аренду земли у фермера и стали активно застраивать поля вокруг хутора теплицами. По словам Оксаны, огораживая свои теплицы, они прихватывают участки земли, на которых тоже раньше косили траву и пасли скот. Кроме того, по ее словам, китайцы подделывают свою продукцию под марки отечественных производителей и используют опасные для здоровья пестициды: "Это общедоступная такая информация, можно сказать, все об этом знают. У соседки корова издохла, которая случайно забрела к ним. Пришла со стада, она ее сразу не загнала, ну пусть попасется там возле кладбища. Та забрела к китайцам, естественно, на запах помидор. Что она там съела, ну как она сказала, в бочке напилась, что они там разводили. Она до кладбища дошла и там же сдохла".

У Оксаны осталась единственная поляна, где она может пасти скот, но вскоре и ее могут отдать в аренду местному фермеру. "Они скупили у людей паи, которые мы совхозу отдали, наши паи в совхозе, они нам платят аренду. А некоторые люди не отдали в совхоз, они остались. Вот при мне мой пай, и он никуда не попал, – поясняет Оксана. – Они нашли таких бабушек-дедушек, за определенную сумму купили у них эти паи, объединили их в отдельный земельный массив, и им нарезали его прямо вот тут, на нашем пастбище. Не где-то там в полях".

Оксана просила у администрации официально оформить эту землю ей под пастбище: "Просила, мне не дали, потому что: как же так, сейчас отдадим тебе в аренду, а вот те, кто там косит, люди, будут возмущаться, будет скандал с администрацией. Вдруг ты так поступишь, не разрешишь им там косить, а пригонишь туда с весны свое стадо пастись. Я просто на законных основаниях обратилась, сказала: дайте мне. Я обратилась, мне отказали".

По словам Оксаны, администрация собирается судиться за эту землю, но в счастливый исход этого дела она не верит. Предприниматели пока не запретили ей пасти скот на своих землях, но что делать, если все-таки это произойдет, она не знает: "Что эта ситуация совсем безвыходная, я так не могу сказать. У нас есть еще одно направление, но опять же туда ходит центральное стадо. Значит, нам надо будет как-то с ними договариваться, что они идут туда в семь, а мы идем в восемь, к примеру, чтобы где-то мы могли развернуться".

Следить за фермой Оксане помогают родители и двое детей, но основной объем работы лежит на ней. Она признается, что за столько лет работы устала от подобного графика, когда толком нет ни выходных, ни больничных, а заботы о бизнесе занимают все свободное время. "На мне все, мало того, что я физически эту работу выполняю, вот сепарирование – это только моя обязанность, это никто вообще не делает, к этому никто не подходит. Творог, допустим, мама может еще без меня откинуть. Доить я не всегда хожу, – поясняет Оксана. – На мне все страховки, строительство, кредиты, пенсионные, налоговые, вот все, ремонт машин, домов, пастухи, обеспечение продуктами дома, какая-то бытовая техника. Распределение мяса, когда мы режем, кого режем. Все не перечислить".

Оксана была бы рада нанять рабочих, но в деревне нет людей, кому бы она могла доверять. Те, кто хочет работать, уезжают на вахты или ищут более прибыльную работу. "Остались те, кто не хотят работать, либо они выпивают крепко. Мне кажется, если нанять доярку, например, я утром сплю, доярка пришла там и доит. Я потом просто забрала молоко и поехала на рынок продавать, – говорит Оксана. – Я не буду знать, как мне продавать это молоко, может быть, она не домыла сиськи, там будет запах или привкус у этого молока, а может, у какой-то коровы мастит или кровь, или еще что-то. Я сама это не проконтролировала, я уже буду бояться продать некачественный товар".

Оксана не хочет, чтобы дети пошли по ее стопам и уговаривает дочь обучаться китайскому языку: "Мне кажется, это такое перспективное направление в том плане, что с Китаем у нас экономические отношения очень развиты. И я ни в коем случае не хотела, чтобы она осталась в сельском хозяйстве ни под каким предлогом, я не хочу, чтоб она без выходных работала".

Оксана живет сегодняшним днем и большие планы на далекое будущее не строит: "Может быть, чего-то и хотелось бы, но не с кем хотеть, поэтому планов вообще не строю, тут как бы еще жизнь научила, не строить больших планов, потому что частенько планируешь вот так, вот так, потом бац – и что-то вообще пошло не так".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG