Ссылки

Новость часа

"Проплаченные экстремисты". Пенсионер, работница дома культуры и воспитательница детсада – рассказываем об участниках битвы за Куштау


Гора Куштау входит в цепочку из четырех шиханов, расположенных рядом с городом Стерлитамак в Башкирии. На ее склонах находятся базы отдыха, горнолыжные трассы и детские лагеря, гора вошла в книгу "50 красивейших мест России" и в список всемирного геологического наследия.

В 2018 году "Башкирская содовая компания" (БСК) заявила, что может прекратить производство из-за нехватки сырья, так как один из этих четырех шиханов – Шахтау, который разрабатывали с советских времен, – практически полностью срыли. Тогда власти республики предложили использовать Куштау для решения сырьевой проблемы предприятия, но этому воспротивились местные жители. Противостояние достигло кульминации в августе этого года, когда активисты разбили на горе лагерь и не пускали на шихан тяжелую технику. Защитников Куштау в прессе называли экстремистами, писали, что среди них – представители радикального ислама, что им платят конкуренты компании БСК. Герои программы "Человек на карте" расскажут, кто они на самом деле:

"Вот с чего начинается родина? Вот моя: мои горы, моя земля, моя история. Мой дедушка, когда смертельно раненый в живот лежал, о чем он думал? О колхозе, о детях, может быть, о своих, о земле своей. Но он никогда не мог подумать, что его детям и внучкам будут плевать в душу. Это очень обидно, это унижает наше человеческое достоинство", – говорит Фаниля Хамитова, педагог в детском саду, участница противостояния на горе. Эти места родные для ее семьи, здесь живут родственники, к которым Фаниля часто ездит в гости.

Она потеряла голос, когда скандировала "Куштау живи" на флешмобе, организованном экоактивистами. Фаниля говорит, что это было ее единственным оружием против тех, кто встал на защиту интересов предпринимателей с дубинками в руках. После участия в этом митинге женщину вызвали в Центр "Э", призывали не совершать экстремистских действий.

"Три раза звонили на работу, начальнику отдела образования звонили, что я (и моя фотография была) – одна из самых активных участниц, мой адрес, мои вот эти данные, адреса мои", – рассказывает Фаниля. По ее словам, начальство с пониманием отнеслось к таким звонкам: "Они просто сказали, что это ваша позиция. И тем более педагогический процесс не нарушен, я же не в рабочее время, это мое. Люди вот отдыхают на Канарах, на Мальдивах, а я здесь на своей земле отдыхаю".

Вместе с Фанилей на защиту горы вышла ее 21-летняя дочь Гульназ, которая учится в Казани на филолога. Девушка уверена, что если бы училась не в соседнем регионе, а в Башкирии, то ей было бы не избежать "репрессий" со стороны руководства вуза: "Я тоже писала своим знакомым, говорю: почему вы не выходите на флешмобы, когда у меня не было возможности приехать из Казани? Потому что практически целый год идут эти флешмобы. Они говорят: нам преподаватели говорят, что все уже решено, лучше не выходите".

Две недели Гульназ принимала активное участие в противостоянии на Куштау. Несколько раз защитников горы пытались выгнать сотрудники частного охранного предприятия и полиция. Работников БСК тоже выставляли в оцепление против митингующих. Девушка вспоминает, как 16 августа возвращалась вместе с другими активистами с горы и остановила попутную машину, в которой оказались сотрудники БСК: "Мы просто сели, и как-то такой завязался разговор, они сказали: вы сели в машину врага. И мы говорим: мы вас не считаем врагами, вы просто точно такие же люди. Нам в начале было немножко не по себе".

Пенсионер Раис Мусаваров начал свою борьбу за Куштау еще в 2018 году. За это время он вел активную переписку с представителями различных уровней власти, но все оказалось напрасно. Во время одной из стычек с силовиками на Куштау его жена получила перелом ноги. Раис уверен, что жестокости можно было избежать, если бы власти прислушались к мнению граждан: "Беззаконие пугает, что ради этой наживы они готовы на все абсолютно, ради этих олигархов. Они не считаются с народом".

По словам Раиса, никто из активистов не мог представить, что власти окажут такое сопротивление митингующим. "Жесткая стычка случилась как раз, наверное, шестого числа. До этого были так, небольшие противостояния: БСК пыталась со своими ЧОП прорваться в лес, в горы, – вспоминает пенсионер. – Но мы их задержали, не пускали. Ну а шестого они подключили уже полицию. Уже порядка 50-60 человек полиции".

Раис, как и другие защитники Куштау, столкнулся с тем, что в СМИ их называли экстремистами и представителями радикального ислама. "Нас по-всякому оскорбляли там. Вот одно из них, это даже Хабиров лично заявлял с трибуны: "Проплаченные экстремисты". "Проплаченные экстремисты" – это мы, я являюсь "проплаченным экстремистом", – недоумевает Раис. – Может, хотели таким образом настроить против нас народ, основную массу, наверное, я так понимаю".

Многие защитники Куштау сознательно откладывали домашние дела и работу, чтобы побольше времени провести на горе, особенно в дни жесткого противостояния. Пенсионерка Любовь Михайловна Ануфриева даже забросила свой любимый сад. Сейчас ей 83 года, из которых 47 лет она посвятила работе в содовой промышленности региона. Как человек, проработавший в этой сфере не один год, она уверена, что для БСК можно найти более подходящую сырьевую базу и оставить Куштау в покое: "Это возможно сделать. Это и ученые доказывают. А разработка всех этих шиханов – это халявный способ, но очень грязный, он самый грязный. В Европе такой способ Сольве запрещен".

Несмотря на свой возраст, Любовь Михайловна все время противостояния находилась в эпицентре событий: "Я была в гуще, так сказать, прямо при спуске в этот лагерь тогда, когда передо мной стоял весь ОМОН, вся полиция и вся милиция, ЧОП и содовики. И мне надо было достучаться, достучаться до каждого сердца, что нельзя этого делать, остановитесь! Я всем говорила, что вас обманывают, что это частное предприятие, что не надо быть рабами, что вы получаете копейки, надо садиться и требовать".

Любовь Михайловна говорит, что планирует прожить до 102 лет, поэтому и встала на защиту экологии: "Моя задача – достучаться все-таки до понятия руководства к соде и ко всем остальным, что сакральную гору трогать нельзя. Но мы должны сберечь экологию, мы должны эту гору не трогать во имя здоровья своих трудящихся. Если мы уберем гору, то все эти шламы-накопители останутся в деревне, прямо рядышком, а городу и так дышать нечем".

Заведующая Домом культуры в селе Алатана Фаина Раянова тоже уверена в том, что гору необходимо сохранить для будущих поколений. Детей она постоянно учит беречь природу, в кукольном театре организуют представления на экологические темы. Женщина уверена, что сакральные горы трогать не стоит и народ их без боя не отдаст. "Я вот вижу, мои соседи ходят, мои родные ходят на гору, мои коллеги по работе ходят, и они все спрашивают: кто платит вам? Я говорю: нам никто не платит, мы просто ходим. Потому что я просыпаюсь, и она у меня вот перед глазами, эта гора, – рассказывает Фаина, – я не могу даже представить, что ее не будет".

Глава Башкортостана Радий Хабиров дал обещание не разрабатывать шихан и направил в Министерство природы письмо с просьбой согласовать создание на территории Куштау особо охраняемой природной территории регионального значения. Но защитники Куштау выражают сдержанный оптимизм.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG