Ссылки

Новость часа

"Кино становится нашим голосом в мире". Сегодня начинается самый большой в истории прокат украинского фильма в Северной Америке


18 марта историческая драма украинского кинорежиссера Олеся Санина "Поводырь" (2014) выходит в прокат в более чем 600 американских кинотеатрах в 45 штатах – доселе невиданный масштаб показа украинского кино в США.

100% средств, вырученных за билеты и пожертвованных на показах, будут перечислены организациям, которые оказывают гуманитарную помощь Украине.

События фильма происходят в 1932-1933 годах в УССР. Главный герой картины – Питер (Антон Грин), десятилетний сын американского инженера Майкла Шэмрока, чудом спасшийся после того, как его отца убили агенты ОГПУ. Питер прибивается поводырем к слепому странствующему бандуристу Ивану Кочерге (Станислав Боклан). Собственно, далее перед нами разворачивается картина жизни в советской Украине, растерзанной Голодомором и массовыми репрессиями. Питер становится свидетелем колоссальной трагедии.

Режиссер и продюсер Олесь Санин родился в 1972 году в городе Камень-Каширский Волынской области. Окончил Киевский национальный университет театра, кино и телевидения имени И. К. Карпенко-Карого, проходил стажировку в Голландии и США. Является членом Киевского кобзарского цеха. Его картины "Мамай" (2003) и "Поводырь" были выдвинуты на соискание премии Американской киноакадемии "Оскар".

Мы расспросили Олеся о том, как появился "Поводырь" и как удалось организовать настолько масштабный прокат в США.

– Как у тебя появилась идея сюжета "Поводыря"?

– Я параллельно работе в кино занимался и до сих пор занимаюсь изготовлением музыкальных инструментов. Еще с детства пытаюсь продолжать традицию украинского песенного эпоса, играю на колесной лире, кобзе, бандуре. Я еще старшеклассником нашел одного из последних незрячих лирников на Волыни и на каникулах был даже его поводырем. Но никогда не думал, что из этого родится кино.

В 2003 году я поехал в США с картиной "Мамай", которая стала претендентом на "Оскар" от Украины.

После премьеры мне вдруг позвонили в номер и спросили на украинском: "Это Олесь Санин, режиссер "Мамая"? Мы долго вас ждали". Это был Джек Паланс (американский киноактер украинского происхождения, звезда вестернов, лауреат "Оскара" – НВ). Он меня пригласил на встречу, познакомил с членами созданного им фонда "Тризуб" – а среди них были выдающиеся люди, со множеством наград, – и предложил мне разработать кино для широкой мировой аудитории.

Я предлагал идеи, он все жестко отсеивал и в конце концов спросил: "А что тебе интересно?" Я рассказал о кобзарях. Он ответил: "Вот это должно стать основной для кино. Это ключ к пониманию нас миром". Я начал разрабатывать сценарий. Джек должен был сыграть взрослого человека, который вспоминает о том, как его в детстве спас украинский бандурист. Но потом Джека не стало, денег на фильм не удалось найти. Уже в 2013-м я получил финансирование от государства и частично от бизнеса.

Ты упоминаешь в сюжете "расстрелянный съезд" кобзарей в Харькове в 1934 году. Но достоверность этого события оспаривается.

– Но я тоже не подаю его как достоверное событие. Есть две диссертации, на которые я опирался, есть куча исследований. Точно известно о репрессиях против украинской интеллигенции, есть указания ОГПУ именно об уничтожении кобзарей. Им формально приписывали статьи за бродяжничество.

Точно известно, что собирался съезд кобзарей, и точно известно, что очень много людей – около 300 – после него пропало. Конечно, красиво для легенды – 300 спартанцев… Но все, что есть у меня в фильме, – это точные копии реальных документов.

– "Поводыря" раньше показывали в США?

– Был весьма ограниченный прокат в нескольких штатах как соискателя "Оскара". Смотрела преимущественно диаспора.

– А с чего началась сегодняшняя история?

– С того, что мы, как многие сегодня, пытались найти источники финансирования для закупки медикаментов, бронежилетов, касок, гуманитарной помощи. Хотели использовать для этого кинопоказы. Профессор и руководитель Украинского киноклуба Колумбийского университета Юрий Шевчук и президент Human & Civil Rights Organizations of America Маршал Строс устроили 13 марта благотворительный показ "Поводыря" в кинотеатре Salem Cinema в городке Сейлем, штат Массачусетс, с возможностью пожертвований.

Сеанс собрал два зрительных зала, пришли губернатор штата Массачусетс Чарли Бейкер, член Конгресса США Сет Молтон. После этого о фильме начали писать американские СМИ, к инициативе приобщились сотни кинотеатров. Юрий очень помогал, подключал своих друзей-прокатчиков. Система заработала. Интерес к Украине, желание ей помочь сыграли огромную роль.

– Как это устроено финансово?

– Это полноценный индустриальный прокат, хорошо поддержанный информационно, с огромным количеством прессы. Но при этом кинотеатры не берут денег за дистрибуцию и рекламу. Голливудские компании, занимающиеся промо и прокатом, делают это бесплатно и сами ищут дополнительные средства. Создан специальный сайт, где можно, не покупая билеты, делать пожертвования. Несколько десятков людей очень активно работают, помогают нам. И мы очень надеемся, что если это будет успешным, то сделаем то же в Америке с другими украинскими картинами, возможно с украинской музыкой.

Ведь кроме сбора средств это еще огромная возможность для украинской культурной дипломатии. Кино становится нашим голосом в мире. Мне сейчас пишут множество звезд, сенаторов. Мы стараемся каждую премьеру на местах делать событием более чем кинематографическим, приглашая туда политиков и активистов. Просим закрыть небо, дать больше вооружений. То есть это не просто прокат и сбор денег, но еще и полноценная общественная кампания.

– Что в самом "Поводыре" может быть интересным американскому зрителю?

– Все контексты, которые я вкладывал в картину, заработали. И зрители, и кинокритики для себя нашли достаточно много параллелей, для меня даже неожиданных. Например, то, как ирландцы воевали с Британией или как у них был голод. У каждого народа, который населяет США и Канаду, есть похожие истории. Конечно, большинству интересно повествование о мальчике, спасенном слепым музыкантом, который воевал и защищает свои ценности.

Я очень переживал за локальность картины – и зря. Вообще, если художник честен перед собой и рассказывает о том, что его по-настоящему беспокоит, то его поймут все. Язык искусства работает везде. Я снимал о том, что нельзя убить культуру, нельзя убить песню. Можно убить народ, армию. Но если жив хотя бы один человек, который эту культуру несет, она дальше прорастет в других. А за ней прорастут и народ, и государство.

– Что ты сейчас делаешь?

– Я в активном волонтерстве. Используя свою определенную узнаваемость, возможности и связи, наработанные в кино, собираю средства, нахожу фонды, которые закупают очень нужные вещи – не буду уточнять какие. Вот прямо сейчас дежурю на польско-украинской границе, потому что у прибывающих грузов бывают неправильно оформлены документы. Помогаю просто на месте переоформить. Таможенные службы, к счастью, очень содействуют.

– А в кино?

– Устроил базу во Львове и Ивано-Франковске, собрал кого смог из группы моего нового фильма "Довбуш": пытаемся как можно скорее доозвучить, доделать музыку и цветокоррекцию – и, как только будет возможность, показать на фестивалях. Может, один из самых больших фестивалей даст нам ответ. А после победы устроим большой национальный прокат.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG