Ссылки

Новость часа

В Архангельске завели новое дело об оправдании терроризма за реплику на форуме о взрыве в здании ФСБ


Олег Немцев

В России заведено еще одно уголовное дело за "оправдание терроризма" в связи с обсуждением теракта в здании УФСБ в Архангельске, который произошел полтора года назад. 26 февраля очередным обвиняемым по статье 205.2 УК РФ стал 44-летний Олег Немцев, отец четверых детей из города Коряжма Архангельской области. В городской группе "Сплетник Коряжмы", где обсуждали взрыв, Олег предположил, что действия совершившего суицид 17-летнего Михаила Жлобицкого могли быть связаны с общей ситуацией в стране, пишут Север.Реалии.

Коряжма, Архангельская область
Коряжма, Архангельская область

Дискуссия в группе "Сплетник Коряжмы" за 31 октября – 1 ноября 2018 года была зафиксирована, сохранена, а скриншоты запротоколированы. Через год они послужили основой для возбуждения уголовного дела Коряжемским межрайонным следственным отделом. В доме у Немцева в сентябре 2019 года прошел обыск.

"Их было пять или шесть человек плюс два свидетеля. Обыск шел без адвоката, да у меня его и не было на тот момент, – рассказывает Немцев. – Позвонить адвокату мне тоже не дали. Полицейские разбрасывали вещи из шкафов, везде рылись, искали запрещенные вещи. Двое моих маленьких детей были шокированы. Хорошо, что двое старших – уже студенты и в тот момент дома не находились".

В семье Немцевых четверо детей: дочерям 22 года и шесть лет, а сыновьям – 20 лет и три года. Немцев настаивал на присутствии при обыске социального работника, чтобы защитить детей от травмы и психологического давления.

"Но меня полицейские предупредили: "Если будешь возникать – детей отберем", – говорит Немцев. – Я замолчал".

В результате обыска у Немцева изъяли два планшета, компьютер и три телефона.

"Забрали телефон даже у моей жены. Я возражал против этого. Но полицейский сказал: "Нужны доказательства, что этот телефон принадлежит жене". У нас были документы на этот телефон, так как покупали его в кредит и оформляли на имя жены. Но полицейские все равно телефон забрали. Еще нож изъяли. Но впоследствии экспертиза показала, что он не является холодным оружием", – говорит Немцев.

После обыска Немцева повезли в Коряжемский межрайонный следственный отдел, где допрашивали без адвоката.

Также без адвоката прошел второй обыск в деревне Поздышево Котласского района в 12 километрах от Коряжмы. Там у семьи Немцевых есть небольшой дом, который они купили в 2009 году, здесь семья держит хозяйство: уток, кур, поросят, баранов, телят, выращивает овощи и фрукты. Олег сейчас делает перепланировку дома. По его словам, в ходе обыска сотрудники полиции ничего не изъяли, но соседи-пенсионеры были напуганы массой полицейских машин, оказавшихся в их деревне.

Олег Немцев в деревне
Олег Немцев в деревне

"Я бы никогда не подумал, что мои слова в "Сплетнике Коряжмы" станут угрозой конституционному строю, – говорит Немцев о заведенном на него деле. – Подумайте только, в "Сплетнике"! Я в шоке".

В городском чате он высказался о смертнике Михаил Жлобицком и российской власти: "На минуту представь, что 17-летний пацан имеет ответственности, смелости больше, чем толпа нынешних мужиков". Вся ветка дискуссии, за комментарии в которой собираются судить Немцева, до сих доступна в соцсети.

По уголовному делу Немцева провели две экспертизы. Одна подтвердила, что именно Олег был автором спорных цитат, другая признала, что он допустил высказывания, направленные на оправдание терроризма. Однако ни призывов, ни пропаганды терроризма в его репликах эксперт не нашел.

Тем не менее 26 февраля 2020 года Немцеву предъявили обвинение. В обвинительном заключении следователь Сергей Божедомов указал, что Немцев "умышленно <...> по мотивам социальной розни в отношении группы лиц по признаку принадлежности к власти и правоохранительным органам, а также к профессиям, составной частью которых является риск собственной жизнью, разделяя экстремистские убеждения, с целью публичного оправдания терроризма, придерживаясь убеждений о допустимости практики терроризма для изменения основ конституционного строя Российской Федерации, <...> с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" публично заявил о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, путем публичного размещения в сети "Интернет".

Немцев с обвинением не согласен.

"Я отец четверых детей, и меня разозлило, что еще до возбуждения уголовного дела стали плохо писать в адрес 17-летнего пацана [Михаила Жлобицкого]. Только суд имеет право признать, виновен он или нет, а его уже назвали безбожником и всякими еще другими словами. Меня это возмутило, – объясняет он. – Ведь еще никто не знал, что его побудило на этот поступок, самого следствия не было, не был признан сам теракт. Я убежден, что это был суицид, а не теракт, что парень взорвал себя. Уверяю вас, что умысла оправдывать терроризм у меня не было и нет. Сидеть в социальной сети, да еще в "Сплетнике Коряжмы", с умыслом менять строй конституционный РФ – это нереально".

"Я считаю, что нужно адекватно бороться с террористами, они есть. Но нужно разделять реальную работу против террористов – и против людей, которых за один-два комментария могут на семь лет посадить", – говорит он.

Оригинал материала – ​на сайте Сибирь.Реалии

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG