Ссылки

Новость часа

Мьянма за 90 минут: документальный фильм о том, как меняется одна из самых закрытых диктатур XX века


На Настоящем Времени с 17 по 24 февраля доступен документальный фильм "В ловушке военной диктатуры" датского режиссера Карен Стоккенд Полсен. В этот раз в объективе Полсен, автора ряда политических документальных фильмов, – Мьянма: некогда закрытая диктатура, где полвека правила хунта, десять лет назад нехотя отдавшая власть. Но может ли из ядерной смеси генералов и буддистских монахов получиться демократическое общество?

Ренат Давлетгильдеев посмотрел фильм о самой загадочной стране Юго-Восточной Азии и попробовал пересказать его языком российских политических реалий.

В ловушке военной диктатуры: долгий путь Мьянмы к демократии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:18 0:00

Аун Сан Су Джи: Навальный или Собчак?

Злая шутка истории. Полвека военные зачищали под себя страну – переименовали ее из Бирмы в Мьянму, перенесли столицу из миллионного Янгона в построенный посреди джунглей Нейпьидо, возвели там гигантскую золотую пагоду, напоминающую, впрочем, не храм, а ракету. Но, несмотря на все старания, единственный политик Мьянмы, чье имя знакомо даже не особо искушенным в истории региона – это их главный политический оппонент, Аун Сан Су Чжи.

Кто она в терминах российской политики? Прошла через преследование и аресты, была лидером уличного протеста, в меру правая, в экономике – либерал, за нее – молодежь. Чем не Навальный? Но помимо этого в ее багаже – культовая фамилия и неоднозначная репутация. Аун Сан Су Чжи – дочь одного из создателей независимой Мьянмы, богатая и знаменитая, носит Louis Vuitton и сумки Birkin. Чем не Собчак? А еще немножко Горбачев – лауреат Нобелевской премии мира, именно Аун Сан Су Чжи, как сказали бы ностальгирующие по советским временам российские пенсионеры, "развалила союз". Союз Мьянмы.

Сегодня она лидер правящей в стране Национальной лиги за демократию, министр иностранных дел, разом и главный политик, и главная звезда страны. 15 лет Аун Сан Су Чжи провела под домашним арестом, где в основном читала и играла на пианино. Ее здоровье ухудшалось, несколько раз ее госпитализировали. Общаться с журналистами ей было запрещено, однако представители хунты несколько раз приезжали к Аун Сан Су Чжи. Это сейчас ее принимают в Букингемском дворце и по-дружески приобнимают за плечи западные лидеры, а тогда поступали в основном угрозы от военных. В фильме Карен Полсен есть и кадры первого за долгие годы визита в страну президента США. Предыдущий хозяин Белого дома, Барак Обама, болтал с Аун Сан Су Чжи, словно они всю школу просидели за одной партой. Никаким генералам подобная благосклонность не снилась.

Дочь основателя вооруженных сил Мьянмы, лидера национального движения за независимость от Британской империи, целью своей жизни сделала борьбу с такими, как ее отец, – элитой в погонах. После убийства отца жила в Великобритании и США, работала в ООН, но в конце 1980-х вернулась на родину вершить демократические перемены и свергать военный режим, вооружившись идеалами ненасилия имени Ганди и Лютера Кинга.

Путь к власти оказался долог и тернист: 15 лет в тюрьме и лишь семь – на свободе. Кадры возвращения Аун Сан Су Чжи во власть в 2010 году в фильме лихо перемешаны с хроникой ее ареста – вокруг нее такая же толпа сторонников, только в них больше не стреляют военные.

Хунта: в плену у ФСБ или кооператив "Озеро"?

Политбюро, кооператив "Озеро" – название для хунты можно выбрать любое. Но власть в стране по-прежнему сосредоточена в руках группы элит с выглаженными мундирами в шкафу.

Самое интересное в картине Полсен – бесконечный ворох генералов, со сменой политических ветров переодевшихся в штатское. Что не спикер – то с приставкой бывший генерал. Все, как в России, – стоит копнуть поглубже послужной список какого-нибудь губернатора, и он непременно окажется бывшим охранником Путина, другом по дзюдо или поваром. Почитаешь биографию каждого второго олигарха – наткнешься на партбилет КПСС.

Смена политических эпох не всегда приводит к замене элит. Вот и в парламентский дворец Янгона каждое утро из подъезжающих автобусов теперь высыпают не клерки и технократы, а все те же десятки и сотни людей в погонах.

В российской энциклопедии власти на первом месте давно стоит ставшее международным слово "siloviki". Вот и в Мьянме хунта так и не отдала ни вожжи, ни бразды правления либералам и западникам.

Местные силовики за 50 лет уверовавали в то, что лишь они знают, как правильно руководить страной. Они сделали все, чтобы их никогда не отстранили от реальной власти. А уж кто там дает пресс-конференции – дело второстепенное. Что делает любой правитель, чтобы формально сделать вид, что он уходит на покой, но в реальности остаться у руля? Правильно, переписывает Конституцию. Главная поправка – президентом Мьянмы не может стать человек, чьи родственники – граждане иностранных государств. В Мьянме эта поправка, по сути, именная. Дети Аун Сан Су Чжи – британские подданные.

Вторая поправка еще интереснее. По закону, у военных в парламенте должно быть не менее четверти мест – как бы не прошли выборы и за кого бы не проголосовали избиратели. Объяснение простое и тоже знакомое: "Если бы не армия – страна бы погрязла в хаосе". Кажется нет такого режима, который любое закручивание гаек не оправдывал бы страхом анархии.

За соглашательство с генералами ради личной политической карьеры многие в Мьянме прозвали Аун Сан Су Чжи чем-то вроде "мурзилки". Играя с шулером, идя на поводу у его правил, даже главный революционер Вселенной и нобелевский лауреат непременно и сам станет шулером.

Астрологи президента: РПЦ или Совет Безопасности?

Один из самых ярких персонажей фильма, да и современной истории Мьянмы – бывший президент Тейн Сейн – естественно, генерал и многолетний член местного политбюро. Это он в 2010-м обеспечил максимально мягкий переход от милитаристской модели к некоему подобию демократии. Если бы Ельцин в двухтысячном ушел в монастырь, а еще лучше – стал митрополитом, наверное, его можно было бы сравнить именно с Тейн Сейном. Побыв президентом один срок, он мирно отдал власть и ушел в монастырь.

Тейн Сейн, Барак Обама и Дмитрий Медведев
Тейн Сейн, Барак Обама и Дмитрий Медведев

Впрочем, фундаментальная религиозность в Мьянме – это и не буддизм головного мозга даже, а загадочная смесь буддизма и астрологии. В стране до сих пор смысл жизни ищут и находят в звездах. А последний лидер хунты – Тан Шве – окружил себя астрологами так плотно, что доверял им принятие всех ключевых решений: такой "Совет Безопасности" Мьянмы, но состоящий из буддистов-нострадамусов. Именно по их предсказаниями переносилась столица, менялись правила дорожного движения с правостороннего на левостороннее, а в неделе вместо семи дней становилось восемь. Тейн Сейн раздавал на основе предсказаний должности , даже дату всеобщих выборов 2015 года выбрал астролог, обещая безоговорочную победу партии действующего лидера. Но звезды обманули, и выиграла Национальная лига за демократию Аун Сан Су Чжи. Однако, явных демократических перемен так и не произошло.

Сравнения можно продолжать долго. Некоторые из них покажутся натянутыми, другие опишут Мьянму настолько явно, что создастся ощущение, будто это и есть путинская Россия. Там и Конституция не основной закон, а скорее блокнот для пометок. И парламент – не место для дискуссий. Но в том и особенность гибридных режимов – все они из года в год копируют друг друга. И едва зашатается кресло под одним из лидеров нации, как другой тут же подскажет, куда следует срочно вбить гвоздь.

Мнения обозревателей и журналистов Настоящего Времени не всегда отражают точку зрения редакции

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG