Ссылки

Новость часа

"Потрясатель Вселенной": премьера фильма "Мой папа Чингисхан" о современной Монголии


На Настоящем Времени премьера документального фильма "Мой папа Чингисхан" режиссера Альмиры Сайфуллиной. Рассказываем о сегодняшней Монголии и о влиянии на ее жизнь культа первого великого хана Монгольской империи.

Фильм доступен на сайте со 2 декабря (22:00 мск) до 9 декабря (22:00 мск).

Мой папа Чингисхан: кочевые традиции и глобализация
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:33 0:00

Культ полководца Чингисхана в Монголии можно сравнить с религиозным. Его имя встречается в названиях торговых марок и компаний, алкогольной и табачной продукции, национальной валюты, в честь него названы университет, аэропорт, отель, ему посвящены художественные книги, телевикторины и фильмы. Но Чингисхан не так давно стал для монголов символом нации. Большую часть XX века открыто восхвалять его наследие было нельзя: в СССР он считался разрушителем культурных миров, причастным к смерти сорока миллионов человек. А потому в социалистической Монголии попытки возрождения такого рода традиционных ценностей и исторической памяти жестко пресекались.

В современной Монголии воспоминания о былом величии и славных страницах истории, среди которых и завоевания "потрясателя Вселенной", стали неотъемлемой частью жизни народа. Cоздатель великой Монгольской империи – бренд страны, носитель национальной идеи возрождения монгольского общества.

Сегодня знамена Чингисхана, традиционные священные символы монголов, хранятся во Дворце правительства и в Министерстве обороны страны. Памятник на главной площади Улан-Батора, изображающий сидящего Чингисхана, стал консолидирующим центром галереи национальной истории. А Чингисхан, сидящий на коне (монументальный комплекс "Золотой кнут" в 54 км к востоку от столицы), – самая большая конная статуя в мире, ее высота – 40 метров, масса – 250 тонн. Статуя Чингисхана покоится на огромном круглом постаменте, который представляет собой двухэтажное здание музея. На статуе есть и смотровая площадка, она расположена на голове лошади.

Одним из важных культурных ритуалов, возрождающих в Монголии традиции Чингисхана, стал национальный праздник Наадам – традиционный фестиваль, включающий в себя борьбу, стрельбу из лука и скачки. Его цель – сохранить и распространить культуру и народное искусство кочевых монголов как внутри страны, так и за рубежом.

Важное место в жизни сегодняшней Монголии занимает и практика возрождения древних шаманских культов. Вместе с культом Чингисхана они пришли на смену советскому атеистическому образованию. Чингисхан (Сын Неба) – олицетворение Монгольской идеи, синтез тотемизма с идеей Неба (Тэнгри), буддизма и шаманизма. Представители светской власти ежегодно проводят обряды почитания великого предка, говорят, что великий воин обеспечит процветание страны, что он воплощает образ отца и главного прародителя нации.

Неслучайно тема отцовства появляется в истории монгольского кинематографа с самого его зарождения. Первым художественным фильмом киностудии "Монголкино" стал фильм "Сын Монголии" (1936) в постановке Ленинградского режиссера Ильи Трауберга. Киновед Мирон Черненко считал, что "наибольшей заслугой Ильи Трауберга явилось то, что ему удалось найти ключ к рассказу монголам о монголах не только в своей ленте, но и определить драматургию и стилистику кино Монгольской народной республики на многие годы".

За восемь лет до выхода "Сына Монголии" в Москве один из классиков советского кино Всеволод Пудовкин поставил немой фильм "Потомок Чингисхана" (1928). В Европе фильм шел под названием "Буря над Азией" и приобрел большую популярность. Во время гастролей в Париже в 1930 году исполнитель главной роли Валерий Инкижинов решил не возвращаться в Союз, поэтому с середины 1930-х фильм не демонстрировался в СССР, а имя актера удалили из титров. Как и на родине Чингисхана, в советское время тему великого завоевателя в кино в СССР не затрагивали. Только в 2008 году в Монголии снова вышел фильм, посвященный "великому праотцу", – "Нельзя умирать. Чингисхан". Эта картина и следующая – "Аравт: 10 воинов Чингисхана" (2012) – результаты национальной политики возвеличивания главного героя страны.

"Мой папа Чингисхан" – полнометражный дебют студентки Московской школы нового кино Альмиры Сайфуллиной. Этот документальный фильм – панорама современной жизни в Монголии, где поклонение великому вождю и почитание национальных традиций парадоксально контрастируют с реальной жизнью народа. Буддистские молитвы читаются под работающий телевизор, ураган срывает с юрты спутниковую тарелку, отара овец чуть не выбегает на высокоскоростную трассу, золотой Будда стоит в центре района многоэтажек. В столицу страны Улан-Батор после суровых холодов 2010 года в поисках возможностей для лучшей жизни переселяются из степей семьи кочевников. Зимой 2010-го животноводы Монголии потеряли примерно десятую часть скота. Несмотря на общий экономический рост, половина жителей Улан-Батора живут в юртах на окраинах города. Из-за экологической миграции население столицы в последние годы увеличилось вдвое.

"Я планировала снимать фильм про девочку-балерину, которая живет в юрте, по следам фотопроекта Сергея Максимишина. Год я грезила этой историей. Как только я приехала, меня восхитила эта реальность, этот мир. И я поняла: вот он, мой герой. Этот мир – это мой герой", – рассказывает режиссер Альмира Сайфуллина. Фильм "Мой папа Чингисхан" показывает, как кочевые традиции стираются глобализацией, а прошлое и будущее противоречиво сосуществуют в одном пространстве.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG