Ссылки

Новость часа

Мальчика, которого отчим заставлял часами стоять на гречке, отдали в интернат. Мать была не против


В Омском районном суде Омской области продолжаются слушания по делу 35-летнего программиста Сергея Казакова и его гражданской жены, 27-летней Алины Юмашевой, обвиняемых в истязании восьмилетнего мальчика.

Казаков неоднократно заставлял пасынка стоять на гречневой крупе – так, по его словам, он добивался от мальчика послушания. Стоять ребенок должен был на коленях с прямой спиной, без опоры на руки или на стену. Юмашева к таким методам воспитания относилась с пониманием. Экзекуции, по данным следствия, длились от получаса до девяти часов и записывались отчимом на видео, для того чтобы контролировать ребенка. Теперь сожителям грозит до семи лет лишения свободы.

Корреспондент сайта Сибирь.Реалии побывала на суде и побеседовала со знакомыми семьи.

"На коленях – рваные раны с массовым вкраплением гречки"

11 мая 2019 года владелица дачного участка в СНТ "Птицевод-3" Ольга Б. увидела рядом с калиткой худенького дрожащего мальчика – в футболке, трусиках и носках.

"Он попросил воды и сказал, что его не кормили уже четыре дня. Он не плакал, но на лице у него были "засохшие" слезы, – будет позже свидетельствовать Ольга в судебном заседании. – На его коленках были глубокие раны. К ним присохла гречка – так, будто ее приклеили "Моментом". Мальчик рассказал, что его наказал мамин друг и что раньше такое уже случалось. Я спросила: "А как же твоя мама?" Он ответил: "Мама не могла меня защитить, но мама отмачивала и забинтовывала мне коленки".

Ольга пыталась разузнать, за что наказали ребенка, но он отмалчивался. Однако упомянул, что его "били по голове и ушам". Еще он сказал, что "мама у меня хорошая, но когда появился мамин друг, стало сложно".

Тем майским утром, со слов ребенка, его снова поставили на крупу, однако он сбежал, воспользовавшись отсутствием матери и отчима (они уехали в город). Хотя "сбежал" – это неподходящее слово. Ольга описала, как именно передвигался мальчик: с трудом, на полусогнутых ножках, опираясь на носочки. Несмотря на это, он довольно далеко ушел от своего дома, оказавшись в противоположной части садового товарищества.

Дачники вызвали "скорую" и полицию. Ольга дала ребенку поесть. Он с жадностью накинулся на бутерброды.

"Когда я приехал, ребенок первым делом подошел ко мне, обнял, расплакался и попросил, чтобы его не отдавали маме, – рассказал в суде фельдшер скорой помощи Георгий А. – Он был очень худой для своего возраста, на его коленях я увидел рваные раны с массовым вкраплением гречки. При осмотре я понял, что извлечь крупу самостоятельно не получится. Мальчику больно было идти самому, поэтому я донес его до машины на руках".

В отделении хирургии ребенка прооперировали: врачам пришлось под общим наркозом извлекать въевшуюся в плоть гречку.

"Казался адекватным человеком"

Когда в СМИ стали вскрываться подробности воспитания Казаковым восьмилетнего Андрея (имя ребенка изменено), дачники СНТ "Птицевод-3" долго не могли поверить, что их сосед по садовому товариществу способен на столь изощренные пытки в отношении пасынка.

Дачница Марина тоже отзывается о Казакове как о внешне представительном и далеко неглупом человеке: "Его даже хотели включить в состав руководства нашего товарищества. Как раз потому, что казался адекватным человеком. Кто бы мог подумать, что он пытал ребенка, да еще и записывал все это на видео?"
"Красивый, высокий, на шикарной машине! Я его одно время даже в женихи своей дочери прочила. Говорила: "Вот бы тебе такого мужа!" А когда все вскрылось, когда видео посмотрела, где он над пасынком измывается, чуть со стула не упала. Скажу сразу: мать ребенка я ни разу не видела. А вот с мальчиком однажды столкнулась, когда зашла к Казакову по дачным вопросам. Он показался мне испуганным, что ли, – подбирает слова председатель СНТ "Птицевод-3" Лариса Яровая. – Но совершенно точно счастливым ребенок не выглядел".

Сергей Казаков в суде
Сергей Казаков в суде

Соседка Казакова припоминает, что тот был приветливым человеком. И пасынку время вроде бы уделял: играл с мальчиком иногда в нарды, иногда в футбол. Правда, когда к хозяину дачи приезжали товарищи – а дружеские застолья Казаков устраивал довольно часто, – мальчика во двор не выпускали. Но это никому тогда не казалось странным.

"Он стал провоцировать в семье скандалы"


С Алиной Юмашевой, по словам соседей, Казаков сошелся два года назад. До этого он был женат на Тамаре Кузнецовой. Ее родители, Ирина и Вячеслав, тоже поначалу попали под обаяние программиста.

"Первое время мы его очень любили, он казался хорошим. Но потом в нем стали проявляться неприятные черты. На первом месте у Казакова всегда стояли деньги. Постепенно он стал провоцировать в семье скандалы, гнобил дочку, мог толкнуть ее, пока через четыре года брака не поднял на нее руку. После этого она сразу с ним развелась. Казаков – это человек с двойным дном", – уверена Ирина Кузнецова.

Error rendering VK.

"Стал упиваться властью"

Позже Алина оправдывалась тем, что сама попробовала вставать коленями на гречку – и ей якобы было не больно. Потому и разрешила сожителю так "воспитывать" ее сына.

Знакомые отзываются об Алине как о тихой, улыбчивой молодой женщине. По словам бывшей одноклассницы Юмашевой, мать бросила ее, когда та еще в школу не ходила. Опеку над девочкой взяла родная тетя.

"Училась Алина хорошо, но после девятого класса ушла учиться, кажется, в колледж. Потом мы узнали, что она забеременела, – рассказывает девушка. – Подругам Алина сказала, что хочет родить для себя, хотя попытки наладить совместную жизнь с отцом ребенка, Николаем, все же были. Но тот оказался дебоширом и алкоголиком, поднимал на нее руку. Позже он на пять лет загремел в тюрьму, по-моему, за убийство по неосторожности".


Егор был знаком и с Алиной, и с Николаем.

Алина – дерьмо, ее сожителя – на кол, ребенка – неизвестно куда


"В одной компании общались, – объясняет Егор и просит не называть его настоящее имя. – Алина нормальной девочкой всегда была, несмотря на все жизненные трудности. Спокойная, порядочная, честная. Сына любила. Николай выпивал, обижал ее. Несколько раз она убегала от него, возвращалась. Потом ушла окончательно. Осталась одна с грудным ребенком на руках. Тяжело было. Отчаялась. У нее ведь ничего нет за душой. Искала опору, но с мужчинами не везло. И тут появился Казаков. Я его знать не знаю. Но, наверное, он согласился взять на себя и ее, и ее сына. Когда понял, что здесь все решает он, а Алина с ребенком полностью от него зависят, стал упиваться властью. Зря эта история получила огласку. Люди всегда хотят скандалов. Получили. "Оторвались" на чужой проблеме. Все довольны. Алина – дерьмо, ее сожителя – на кол, ребенка – неизвестно куда. Последние два-три года я с ней не общался, и что у нее сейчас в голове, сказать не могу. А людям иногда свойственно меняться".

Через общих знакомых Егор узнал, что биологический отец Андрея (в этом году он освободился из мест лишения свободы) очень зол и рвется мстить Алине и ее сожителю. Но дальнейшая судьба родного сына его совершенно не волнует.

Она пыталась устроить свою жизнь, чтобы легче было содержать себя и ребенка


Павел в прошлом работал с Алиной в одном кафе, пока она не устроилась на заправку оператором: "Алина выполняла обязанности официантки, бармена. Спокойная, аккуратная, неконфликтная, работящая. Видно, что денег ей не хватало. Сама по себе она, скорее, замкнутая девушка, хотя потусить с компанией любила. – Она все время пыталась устроить свою жизнь, чтобы легче было содержать себя и ребенка. Малого с собой везде таскала, видимо, не с кем было оставить. Часто на нас его бросала. Мы с ним возились, что-то покупали ему. Домой из кафе он уходил неохотно, так мне казалось. Мальчишка был послушный, не капризный. Руку Алина на него никогда не поднимала. Вот честно: никогда бы не подумал, что с ней такое может случиться. Может, это все инициатива Казакова, а она оказалась под его влиянием?"

Алина
Алина

"Детские травмы никуда не деваются"

Повороты в судьбе ребенка, которого "пытали гречкой", обсуждает весь город. О мальчике говорят в очередях и в маршрутках. Всех интересует одно: "Как мать могла позволить сожителю так издеваться над сыном?"

По мнению директора детского психологического центра "Арт" Аллы Тищенко, Алиной Юмашевой могло двигать все что угодно: начиная с того, что "я ребенка не люблю и он мне не нужен", и заканчивая тем, что "мне нужен этот мужчина, и я буду ему полностью подчиняться".


Детский психолог Ирина Чернышева не сомневается: действия отчима и матери нанесли Андрею глубокую психологическую травму: "А детские травмы никуда не деваются. Их можно "притушить" со временем, если с ними, конечно, работать".

"Она на людях вполне могла играть роль доброй мамы, но не факт, что она таковой являлась для собственного ребенка в реальности. Она не только не запрещала отчиму жестоко обращаться с сыном, но потакала таким методам воспитания. Скорее всего, Алина, не знавшая материнской любви, так и не научилась здоровому восприятию самой себя. Как следствие, она не препятствовала садистским формам наказания со стороны сожителя. Ее ребенок жил в страхе, рос в таких условиях, когда ему не позволяли себя проявлять, протестовать, говорить "нет". Однозначно, это отразится на всей его последующей жизни", – считает Чернышева.

"Вместо того, чтобы предупреждать, бьем по хвостам"

В больнице Андрей провел около месяца. После выписки его отправили в социально-реабилитационный центр, а в начале нового учебного года опека вернула мальчика матери.

Юрист по семейному праву Илья Кислицын уверен: сотрудникам опеки нужно было очень хорошо подумать, прежде чем принимать такое решение: "Насколько я понимаю, мать была в курсе всех этих истязаний и в какой-то степени поощряла их. Думаю, учитывая все обстоятельства, органы опеки должны были обратиться в суд с иском об ограничении матери в правах на время следствия".

У нас нет законодательных рычагов, которые позволяли бы действовать до того, как случается что-то серьезное


Илья Кислицын объясняет, что бремя защиты ребенка от издевательств родителей ложится в первую очередь на органы опеки и попечительства. Но действуют эти органы "в заявительном порядке". Пока никто к ним не обратился с жалобой, считается, что в семье все в порядке. Вот почему случаи бытового насилия в России выявить непросто.

По мнению Кислицына, государство должно стремиться не к борьбе с последствиями и наказанию виновных, а к предотвращению ситуаций, в которых жизни и здоровью детей может быть причинен вред: "Но у нас нет таких законодательных рычагов, которые позволяли бы действовать еще до того, как случается что-то серьезное".

​На взгляд президента Ассоциации по защите интересов семьи "Детство. Отцовство. Материнство" Алеси Григорьевой, дело об истязании ребенка гречкой лишний раз демонстрирует "халатное отношение власти" к семьям, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Алина Юмашева как раз относилась к такой категории семей и стояла на учете в Министерстве труда и соцразвития, говорит Григорьева: "Я вхожу в межведомственную комиссию по демографии, семье, женщине и детям и могу сказать, что в Омске абсолютно отсутствует помощь таким семьям. Отсутствует и понимание, как действовать в подобных случаях. Или мы полностью игнорируем то, что происходит, или идем и отбираем детей. Профилактическая работа при этом не проводится. Вместо того, чтобы предупреждать, бьем по хвостам".

Фактически на семью Юмашевой – Казакова надо было обратить самое пристальное внимание еще в конце 2018 года. Тогда Андрей ушел из дома в первый раз. Искали его вместе с полицией. Кстати, именно после этого побега мальчика мать и отчим впервые опробовали "стояние на крупе" в "воспитательных целях".

"Мальчику комфортно с мамой"

17 декабря омский Следком начал доследственную проверку в отношении работников управления опеки и попечительства, вернувших Андрея матери. В тот же день Юмашева, пообщавшись с заместителем министра образования Омской области Оксаной Груздевой и главным внештатным психологом Натальей Ильченко, согласилась отдать сына в адаптивную школу-интернат.

Мальчика уже отправили в омскую школу-интернат. Директор интерната сообщил, что ребенка будут отпускать на выходные к матери.
"На выходные мы его к маме отпускали, все нормально, все под контролем. Мама каждый день приходит, занимается с ним. Психологи с ними занимаются и вместе, и отдельно. Сначала впечатление [об их отношениях] было напряженное, но сейчас, уже почти неделя прошла, такое впечатление, что они как оттаяли, не только стали ближе друг к другу, но и идут на контакт, общаются, появляются интересы. [По поводу совместной встречи с мамой Нового года] будем разговаривать, в принципе мы не против", – уточнил директор интерната Евгений Пузанов.


"Сейчас задача всех органов системы профилактики заключается в том, чтобы действовать исключительно в интересах ребенка, в целях обеспечения его безопасности", – говорит уполномоченный по правам ребенка в Омской области Елизавета Степкина.

По словам омбудсмена, никто о деле Юмашевой и Казакова ее специально не извещал. О том, что в Омске школьника пытали гречкой, она узнала из СМИ. На днях Степкина обратилась с запросом в прокуратуру, предложив надзорному органу ответить на два вопроса: насколько правомерной была передача ребенка матери и можно ли до приговора суда рассмотреть вопрос об ограничении либо лишении Алины Юмашевой родительских прав.

Вместе с тем омбудсмен считает, что сейчас большая угроза для мальчика исходит не со стороны матери, а от СМИ, разгласивших персональные данные ребенка.

"Журналисты подстерегали мальчика и у школы, и около дома. Все хотят получить жареные факты! Об интересах ребенка, о его эмоциональном благополучии никто не подумал", – говорит Елизавета Степкина.

В течение последней недели омбудсмен несколько раз общалась с Алиной и ее сыном:

Мать очень переживает из-за случившегося, хочет, чтобы сын остался с ней


"Я видела, что мальчику комфортно с мамой, он к ней сильно привязан. И сама мать очень переживает из-за случившегося, хочет, чтобы сын остался с ней. Если ребенок останется без попечения матери, им будут заниматься органы опеки. Приоритет отдается кровным родственникам. У Алины есть родная тетя. Возможно, она изъявит желание. Но обязать ее мы не можем. Также сегодня многие отзывчивые граждане обращаются к нам, говорят, что готовы взять под опеку ребенка. Но все это пока преждевременно".

В ходе следствия Казакову избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, матери мальчика – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

​На суде мать Андрея выглядела отрешенной, отчим сидел, почти не поднимая головы. После заседания его увезли в СИЗО, а Алину Юмашеву взяли в кольцо журналисты: "Вы считаете себя виноватой?, "У вас внутри ничего не екало, когда ребенок жаловался, что ему больно, плакал?", "Вам не стыдно?"

Юмашева хранила молчание. И можно было бы поверить в то, что ей действительно все равно, если бы не дрожащие руки.

Оригинал материала – на сайте Сибирь.Реалии

XS
SM
MD
LG