Ссылки

Новость часа

"Малые союзы более эффективны для реализации конкретных задач". Зачем Украине альянс с Великобританией и Польшей


Борис Джонсон и Владимир Зеленский

Британский премьер-министр Борис Джонсон приехал в Киев и объявил, что украинская армия окажет ожесточенное сопротивление в случае войны с Россией.

Президент Украины Владимир Зеленский сообщил о создании нового альянса его страны с Польшей и Великобританией.

Почему Великобритания выступает с заявлениями о поддержке Украины и что означает объявление нового альянса, в эфире Настоящего Времени рассказала политолог Олеся Яхно.

Зачем Украине альянс с Великобританией и Польшей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:26 0:00

— Была ли для вас неожиданностью такая резкая активизация Великобритании в предоставлении помощи Украине? Великобритания не занимала ранее активных позиций по вопросу Донбасса. Ее, например, нет в "нормандской четверке", Великобритания ранее посещала Украину 25 лет назад. Почему сейчас все так изменилось?

— Действительно в отношении Украины Великобритания, может быть, не была столь активная, хотя надо сказать, что, например, в Черноморском бассейне Великобритания гораздо раньше других европейских государств начала реализовывать свои проекты – я имею в виду, что там уже есть подписанные договоры.

Также Великобритания была косвенно активна в отношении Украины, потому что Великобритания занимала позицию в отношении России жестче, чем, скажем, Германия и Франция. Поэтому, может быть, это не имело прямого соприкосновения с украинскими вопросами, но в целом, если говорить об общем реагировании на поведение Российской Федерации, то Великобритания была гораздо активнее.

Тем более сейчас, когда мы видим, что Европа не совсем целостна, и очень большой вопрос для Европы в этом году, насколько они смогут выработать общие правила, касающиеся, в частности, безопасности. Мы знаем, что есть противоречия внутри между Восточной и Западной Европой и по поводу "Северного потока – 2", и по поводу оборонной политики в целом более мягкой, которую проводит, например, Германия. И в этом смысле Великобритания, как не член Европейского союза, но член НАТО, наверное, наиболее активный партнер Соединенных Штатов, и в вопросе сотрудничества с Восточной Европой и со странами Балтии Великобритания здесь сразу заняла более активную позицию. Это, кстати, проявилось даже в вопросе искусственного миграционного кризиса на границе с Беларусью и Польшей, когда Великобритания отреагировала достаточно быстро.

То, что Украине удалось в регионально естественный союз Украины и Польши, несмотря на то, что исторически есть определенные противоречия между Украиной и Польшей, привлечь Великобританию как сильного субъекта – это очень хорошо. Но мне кажется, что за такими малыми форматами есть эффективная и более реалистичная работа.

Если Украина ставит целью вступить в НАТО в долгосрочной или среднесрочной перспективе, все прекрасно понимают, что это небыстрый вопрос и это зависит не только от России, но и от ряда других факторов, то малые союзы действительно более эффективны с точки зрения реализации конкретных задач и возможностей их реализации. Я думаю, что таких союзов будет больше.

— Почему такие малые союзы кажутся вам более эффективными, чем просто двустороннее сотрудничество? У Украины с Польшей достаточно тесные отношения, с Великобританией [тоже] – без этого альянса Великобритания сейчас поставила Украине много оружия. Зачем нужны именно форматы?

— Двустороннее сотрудничество никто не отменяет, мне кажется, это основа международных отношений. И Украина задекларировала с Великобританией, как я сказала, несколько договоров, касающихся военно-технического сотрудничества, в частности в Черном море – по поводу новой военно-морской базы. И здесь ничего не отменяется. Но важно, что в геополитике еще в прошлом году и в этом [появилась] новая тенденция, которая заключается в том, что, с одной стороны, Запад хочет выработать какую-то более консолидированную позицию – я имею в виду США, ЕС и Великобританию, – но при этом у каждой страны есть своя внутренняя ситуация, есть определенные противоречия, которые не всегда позволяют выстроить, особенно быстро, эту целостную и единую позицию. Поэтому когда объединяются разные регионы и когда это не только Восточная Европа, здесь важно показать, что есть и другие субъекты – или это Штаты, или это Великобритания, как в данном случае, – которые готовы оказывать [поддержку] и участвовать в военно-техническом сотрудничестве. И это же не единственный такой локальный союз. Есть примеры, которые не обязательно имеют отношение к Украине. Есть, например, Великобритания, США и Австралия, есть уже складывающееся сотрудничество и альянс в Черном море, куда входит гораздо больше стран – пять точно, – это и страны – члены НАТО, и страны – не члены НАТО. Есть на уровне двустороннего сотрудничества, например, альянс Франции и Греции – как раз тоже сотрудничают в военной сфере.

Блоки ЕС и НАТО создавались в XX столетии, никто не отменяет их эффективность, но это все-таки структуры и ценностные, и требующие согласования всех членов этих блоков, поэтому иногда гораздо быстрее и эффективнее решать задачи на уровне локальных альянсов, что никак не отменяет ни двустороннего сотрудничества, ни участия в политике этих стран в тех блоках, в которые они входят.

XS
SM
MD
LG