Ссылки

Новость часа

"Я решил не дожидаться, пока его снесут". Документалист Владимир Логинов снял картину о таллиннском ипподроме


Настоящее Время продолжает знакомить вас с участниками основного конкурса "Артдокфест-2022", куда вошли 19 фильмов, сделанных кинематографистами из 13 стран мира. Фестиваль IDFF Artdocfest/Riga откроется 3 марта, а "Артдокфест" в Москве 31-го.

Эстонский режиссер Владимир Логинов – неоднократный участник фестиваля и премии "Лавровая ветвь" – известен своими поэтическими и визионерскими зарисовками о маленьких людях и непримечательных историях.

Его новый фильм "Ипподром" рассказывает о жизни закрытого комьюнити, которое когда-то кипело жизнью, а теперь донашивает развалины в ожидании своего смертного приговора. Картина представлена в конкурсной программе "Артдокфест-2022".

Мы узнали о настоящем герое фильма, важности ипподрома для людей и обитающих там животных, а также прояснили настоящий конец истории.

Расскажите о вашем фильме "Ипподром"?

У Довлатова в "Компромиссе втором" как раз рассказывается о таллиннском ипподроме

– Я снял фильм о таллиннском ипподроме, которому уже почти сто лет. Это очень закрытое место в силу своей культуры и атмосферы. Примерно пять лет я наблюдал за жизнью ипподрома, так и получилась картина.

Исходя из названия можно понять, что настоящий герой фильма – сам ипподром. Все остальное лишь дополняет место, дает новые штрихи. При этом мы снимаем документальное кино, поэтому нельзя не концентрироваться на людях. В этом фильме есть яркие персонажи, например пожилой мужчина Толик. Он практически всю жизнь провел на ипподроме. Чтобы понять, о чем кино для русскоязычной аудитории, могу посоветовать Довлатова "Компромисс второй", там как раз рассказывается о таллиннском ипподроме, в котором главный герой Толик Иванов.

– Этот герой выступает неким свидетелем истории ипподрома?

– Судя по рассказу Довлатова "Компромисс второй", ипподром уже в то время был на закате. Однако там можно было делать ставки, общаться – некая имитация западной жизни. Сам факт существования тотализатора был нетипичен для СССР.

–​ Ипподром – это ведь место такого социального столкновения, где встречаются и богатые, и бедные?

– Быть связанными с лошадьми могут все. Во многом это его смысл. Сейчас там остались по большей части либо старики, которые не видят своей жизни без ипподрома, либо маленькие девочки, ходящие ухаживать за лошадьми. Для многих это терапия, они не представляют своей жизни без этого.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

Бег по кругу и цикличность – это особенные символы фильма?

Ты можешь стоять и наблюдать за нескончаемым движением лошадей, так проходит целый день

– Когда ты находишься на ипподроме и смотришь на него сверху, все становится очевидно. Это некая окружность, по которой бесконечно бегают лошади уже почти сто лет. Со временем там стали бегать не только лошади, но сама структура круга и закольцованности становится очень понятной. Ты можешь стоять и наблюдать за нескончаемым движением лошадей, так проходит целый день.

Визуально мне хотелось показать, что мир или зритель начинает крутиться вокруг ипподрома. Само место нас втягивает, в фильме есть эпизод, где лошадь ходит по кругу, но создается ощущение будто бы она стоит на месте, а движется сам зритель. Это некая планета ипподрома.

–​ На протяжении всего фильма появляется ощущение, что животным в фильме уделено внимания больше, чем людям.

– В какой-то момент я перестал чувствовать разницу, находясь в роли наблюдателя, ты воспринимаешь и животных, и людей как часть единого целого. Толик сам превращается в лошадь по ходу фильма. Он живет в будке, предназначенной для перевозки животных, местами носит упряжки. Ипподром уравнивает людей и животных.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

–​ Как вы пришли к черно-белому изображению?

– Мы изначально решили делать фильм таким. У оператора все настройки сразу были выставлены так, что он снимал исключительно ч/б прямо на месте. Особенной причины у этого выбора нет, мне просто нравится черно-белый стиль. По ходу производства фильма это решение только играло нам на руку, ч/б отлично подчеркивало тот контраст происходящего, убирало ненужные детали, фокусируясь на самом важном. Также это еще и вневременной эффект происходящего.

И все же удивляет разруха, которая будто не вписывается в наше стереотипное представление о странах Балтии.

Основная ценность ипподрома как места не в его архитектуре, а в его истории

– В наших странах ценят старину, но ипподром выстроен в советские времена, поэтому он не подпадает ни под какие программы, там защищать нечего. В ближайшее время его снесут и застроят жилым районом. Основная ценность ипподрома как места не в его архитектуре, а в его истории.

Документалист Владимир Логинов
Документалист Владимир Логинов

Вы показываете погрузку лошадей, это некий конец для ипподрома?

– Я решил не дожидаться, пока его снесут. Это дало дополнительную драматизацию моменту, но я решил не показывать сам снос здания. Основная задача – оставить ипподром в истории, запечатлеть его. Бесконечный момент исчезания, в котором живут там уже давно.

Есть надежда на то, что его не снесут?

– Надежда есть всегда, но это дело времени. Вопрос лишь в том, как быстро найдут деньги на новую стройку.

–​ Почему вы сделали этот фильм?

– Для себя у меня нет однозначного ответа. Просто бывает такое, что ты попадаешь в какое-то место и понимаешь, что здесь есть кино. Это именно тот случай. Меня интересует тема таких закрытых комьюнити, когда ты попадаешь в общество, живущее вне времени.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG