Ссылки

Новость часа

"Коммуникация властей с населением – главная причина такой большой смертности". Демограф – о COVID-19 и последствиях третьей волны


По новым данным Росстата, превышение смертности над рождаемостью населения за последний год в некоторых российских регионах выросло в десятки раз, а в среднем по России – более чем в два раза. В прошлом году Россия также вышла на первое место по общей и избыточной смертности среди крупных развитых стран. Только в декабре 2020 года в стране умерло рекордное количество граждан за всю ее историю со времен Второй мировой войны – 243 тысячи человек.

Всего в 2020 году в России умерли 2 138 586 человек — это на 340 279 (или на 18,9%) больше, чем в 2019-м. Из них, по данным Росстата, 144 691 человек скончался от коронавируса: на эту группу пришлось 42% избыточной смертности в России в 2020 году.

О чем говорят данные Росстата и можно ли верить официальной статистике смертей от COVID-19 в России, в эфире Настоящего Времени рассказал демограф Алексей Ракша.

Демограф Алексей Ракша – о COVID-19 и последствиях третьей волны
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:44 0:00

– Алексей, согласны ли вы с данными Росстата? Отражает ли эта статистика, эти цифры реальность?

– Да, полностью согласен, цифры отражают реальность.

– По вашим данным, среди российских регионов где самая большая смертность?

– Мои данные не могут отличаться от данных Росстата, я просто их собираю и анализирую. Вы про вообще общую смертность или про прирост смертности в прошлом году?

– Про прирост смертности.

– Самая плохая ситуация, конечно же, в Чечне, в Дагестане, Ингушетии. Дальше идут Ямало-Ненецкий округ, потом Ханты-Мансийский округ, Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, ну и другие регионы Приволжья пострадали достаточно сильно.

– Причины проследить можно?

– Одной из причин является вранье. Мы видим, что, как правило, чем сильнее власти региона лгут и занижают статистику и манипулируют ею, тем потом в этом регионе больше умирают. Ну и естественно тут есть совершенно объективный фактор – это размер мегаполиса. Во всем мире ковид гораздо сильнее затронул большие города, и в России одними из самых сильных пострадавших регионов являются Москва и Санкт-Петербург.

– Все-таки вы говорите, что вранье – один из ключевых. Но вы сами же сказали, что на Кавказе такая достаточно сложная ситуация по смертности. А вот почему именно Кавказ? Только ли с враньем это связано? Извините, если выражаться так, то врут по всей стране.

– Вообще в России существует традиционный градиент лжи, скажем так. Северные и восточные регионы обычно самые честные, а юго-западные самые лживые, и в Кавказ – это эпицентр российской лжи и по выборам, и по демографии, и по ковиду соответственно. Плюс качество медицинской помощи на Кавказе оставляет желать лучшего. Плюс менее образованные люди, то есть они еще меньше верят и в прививки, и вообще в сам коронавирус. Ну и вот результат налицо.

– А если смотреть на Россию в целом на фоне других стран? Можно ли тут делать корректные сравнения? Как обстановка?

– Да, можно для этого использовать количество умерших по сравнению с ожидавшимся трендом, с демографическим прогнозом. Либо еще более тонкие показатели: изменение продолжительности жизни по сравнению с последним доковидным периодом или с трендом. И Россия здесь находится в достаточно плохой ситуации: из 90-95 стран Россия находится приблизительно в середине второй десятки по приросту смертности, и впереди нее практически уже не осталось никаких развитых стран вообще. Наравне с нами Словакия и Венгрия, но я думаю, что по итогам начинающейся волны, к сожалению, Россия, наверное, их обойдет.

– А здесь объяснение какое? Такое же?

– Объяснение того, что мы их обойдем? Здесь в принципе да, коммуникация властей с населением – это самая главная причина такой большой смертности.

– А коммуникации вы сейчас этой не наблюдаете?

– Она какая-то неумелая. Она была очень лживой, сейчас она просто неумелая, и государству не удается убедить граждан в том, что нужно идти срочно прививаться, к сожалению.

– Алексей, а как вам кажется, третья волна, о которой сейчас говорят в России, будет такой же, как и первая, и вторая? Или она будет сильнее? Какие тенденции вы видите?

– Она почти точно будет сильнее, чем первая. За моей спиной сейчас график по обонянию в Yandex DataLens, и мы видим, что в самом хвостике, в самом конце справа темпы роста точно такие же, как и в первой, и во второй волне, и они пока не собираются замедляться. И фактически уровень первой волны в общероссийском масштабе уже достигнут.

А вторая волна была настолько страшной, что мне не хочется думать про то, что эта волна будет еще хуже, чем та. Я надеюсь, что мы потеряем от этой волны от 150 до 400 тысяч, в среднем, может быть, 200-300 тысяч, я надеюсь, что мы не выйдем за еще полмиллиона дополнительных избыточных смертей. Потому что уже сейчас накоплено 550 тысяч примерно.

– А что дает такой оптимизм: оттого, что люди переболели? Потому что люди же не вакцинируются. Мы видим, мы сейчас тоже показали.

– Наверное, все-таки сезон отпусков, теплая погода, когда люди меньше находятся в помещениях и больше находятся на открытом воздухе. И все-таки сейчас доля людей, которые либо переболели и сохранили пока что антитела, либо привились, все-таки намного выше, чем перед началом страшной второй осенней волны.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG