Ссылки

Новость часа

"Взаперти": премьера документального фильма Вадима Кондакова


Наблюдая за распространением коронавируса по планете, автор цикла "Неизвестная Россия" Вадим Кондаков решил пойти на эксперимент. Он собрал уже записанные видеообращения и попросил людей, находящихся в разных точках земли в режиме добровольной или принудительной изоляции, воспользоваться видеосвязью и сказать несколько слов о том, как они живут в эпоху пандемии. Разговоры с врачами, журналистами, бизнесменами, политиками и кураторами легли в основа документального фильма "Взаперти".

"В интересное время живем. Когда все это начиналось, я был легкомыслен. Я думал, что это больше медийная история. Фармкомпании раскручивают и тому подобное. Но сейчас уже понятно, что все совсем не так", – признается радиоведущий из Москвы Петр Косенко. Во время интервью Косенко выходит в эфир и рассказывает о работе редакции во время карантина.

Андрей Скворцов и Татьяна Виноградова из Санкт-Петербурга находятся в Таиланде, на острове Чанг. На фоне рассвета они рассказывают о своем отпуске: "Паники и истерии здесь никакой нет. Маски периодически завозят в аптеки и антисептики тоже. Антисептики стоят во всех массажных, в кафе, в магазинах".

Больничная палата в Коммунарке
Больничная палата в Коммунарке

В специальную больницу в поселке Коммунарка после возвращения из Франции попал известный теле- и радиоведущий Виктор Набутов. Сейчас он ждет результатов теста.

"У меня резко ухудшилось состояние, перестал чувствовать запахи. В Москве меня забрали в среду, сказали – хотите, госпитализируем, – рассказывает Виктор. – Здесь очень комфортная палата на двоих, тут все новое. Больница еще не открыта была. Но это не инфекционка. Ты не можешь гулять. Здесь ничего не предусмотрено, чтобы находиться хотя бы в границах отделения. Ты не можешь выйти за дверь. Чтобы налить воды для чая, ты должен звать сестру. А она приходит через час. Потому что просто их не хватает."

"Мы работаем в состоянии сильного стресса и напряжения, – признается в фильме медсестра из Милана Даниэла Конфалоньери. – Психологическая напряженность зашкаливает. Мы не можем сдержать ситуацию в регионе Ломбардия, где очень высокий уровень заражения. Мы уже не считаем мертвых".

Андреа Альдегери живет в Вероне: "Мы все находимся в карантине. Все закрыто. Закрыты заводы. Запрещено гулять по улицам. Очень много смертей в Италии. Уже больше, чем в Китае. В Италии очень много стариков. Все люди, которые умирали, или старики, или люди с проблемами –​ сердце, легкие и так далее. Люди выходят на балкон и играют на инструментах, поют, потому что хотят поднять настроение. Сидеть дома с утра до вечера – это большая депрессия".

"Не знаю, как мы продержимся. Поначалу это, конечно, очень мило все – сидишь дома, все хорошо. Но продержаться так месяц, не выходя из дома, с детьми – мне кажется, это просто нереально", – признается Анна Гутман, фотограф из из Тель-Авива.

Евгений Ямбург
Евгений Ямбург

Заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург считает, что любому директору проще перевести школу на дистанционное обучение. Но необходимо взвешивать всю совокупность угроз. Школа, по его мнению, – самое безопасное сегодня место. Ведь в мегаполисе школьники вряд ли усидят на месте. Поэтому в его школе все желающие могут посещать занятия.

"В эти безумные дни, что все мы переживаем с этим коронавирусом, давайте будем заботиться и о себе, и друг о друге, – призывает голливудский актер Мэттью Макконахи. – Давайте не будем опускаться ниже собственного достоинства и становиться параноиками. Но будем осмотрительными и осторожными, чтобы уберечь себя и окружающих. Ведь сейчас мы, как никогда раньше, зависим друг от друга".

"Я живу рядом с аэропортом Схипхол, и утро всегда начинается с шума заводимых и разогреваемых двигателей. Ну и взлет-посадка – все это проходит над моим домом, а сейчас этого нет. Вместо самолетов надоедают птицы. Поэтому какая-то положительная черта в этом есть", – замечает журналист Эдуард Шилин из Астердама.

Карина Орлова, журналист из Вашингтона, говорит, что сейчас столица похожа на город, "в котором высадились зомби – все жители попрятались по своим домам. Можно сказать, что из города вынули душу".

Петр Шкуматов – координатор "Синих ведерок", движения против произвола чиновников и хамства на дорогах. Во время карантина он озабочен тем, что количество поездок в такси в Москве упало, и водители стали зарабатывать меньше. Порой им приходится находиться за рулем по 14-16 часов. На мойку и дезинфекцию салона средства не выделяются.

Похожие проблемы волнуют и сыровара Олега Сироту из Московской области. Он делится своими переживаниями о том, что могут закрыться ярмарки и другие рынки сбыта. Однако из Минсельхоза пришла команда всем производителям обеспечить двухмесячный запас.

Илья Яшин
Илья Яшин

По мнению главы московского муниципального округа Ильи Яшина, коронавирус спровоцирует глобальный экономический кризис не только в России.

"Всю планету фактически поставили на паузу, а нет такого явления, как отложенный спрос. Если ты не сходил на этой неделе в ресторан пообедать, это не значит, что на следующей неделе ты сходишь два раза в ресторан. Поэтому будет нанесен колоссальный ущерб мировой экономике. А Россия очень интегрирована в мировую экономику, как бы мы это ни пытались отрицать", – убежден Яшин.

"Я думаю, этот вирус с нами навсегда, как и любой коронавирус, который сейчас присутствует в популяции, – заверяет врач Павел Бранд. – Тем не менее это не значит, что мы на него не должны не реагировать. Мы должны быть готовы и к итальянскому сценарию, и к китайскому сценарию. Чем больше людей будет вести себя сознательно, тем лучше мы пройдем через эту эпидемию".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG