Ссылки

Новость часа

"Насилие нельзя оставить за дверью своей квартиры". Участник группы "Каста" о новом клипе, силовиках и протестах в Беларуси


Михаил Епифанов (Шым)

Российская рэп-группа "Каста" выпустила клип, в котором очевидны параллели с белорусскими событиями: силовики задерживают протестующих, а дома от милиционера отворачивается дочь. Видео на ютубе набрало уже почти полмиллиона просмотров. В комментариях – благодарности от белорусов. Песня вышла еще в 2019 году, а клип сняли только что. Участник группы Михаил Епифанов (творческий псевдоним Шым) рассказал в интервью Настоящему Времени, чем именно его впечатлили белорусские протесты.

Шым из группы "Каста" о новом клипе, силовиках и протестах в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:14 0:00

– На сюжет клипа вас вдохновили белорусские события?

– Скорее да. Это песня из нашего прошлого альбома. Он вышел прошлой зимой в декабре. Альбом называется "Об изъяне понятно". Хотели снять на эту песню клип, но что-то не было идеи. С началом белорусских событий эта идея сама и нарисовалась.

– Что именно вас впечатлило в белорусских протестах?

– Несколько моментов. Во-первых, жестокость, с которой сотрудники силовых ведомств обращаются со своими согражданами. И уровень ненасилия со стороны граждан Беларуси – это удивительно. Пожалуй, это. Было ощущение, что эти события краткосрочные. Сейчас, конечно, удивляет та временная дистанция, на которую они растянулись.

– А вы нашли объяснение той самой жестокости силовиков, о которой говорите?

– Я думаю, что у них конкретно промыты мозги. Я знаю, что в Беларуси есть инструкторы по идеологии. Понятно, что и в России есть нечто подобное в работе с силовиками, чтобы их настраивать. Но, мне кажется, в Беларуси очень высококлассные мозгоправы работают, потому что настолько зверствовать – это же надо убедить здорового человека, что тот, кого он бьет, не человек, что он овца, наркоман, в крайнем случае что он не заслуживает какого-либо сочувствия. Здесь какой-то достигнут пик гипнотического воздействия. Я надеюсь, что в каком-то обозримом будущем этот феномен будет расшифрован: как удалось так загипнотизировать сотрудников.

– В вашем клипе дочь осуждает отца-силовика. Как думаете, насколько это соотносится с реальными событиями в семьях белорусских силовиков?

– Я думаю, что участие на стороне зла, на стороне насилия, его нельзя оставить за дверью своей квартиры. Я почти уверен, что это не проходит бесследно. Из чего я исхожу? Люди, которые вернулись из горячих точек, это известно, что психологические травмы они с собой забирают с войны и потом долго с ними работают. Я не представляю себе уровень психологической травматизации человека, который в мирное время избивает своих соседей. Это обязательно вернется. Помимо судебной и следственной работы, здесь понадобится большая психиатрическая помощь.

– В конце вашего клипа у избитых героев вдруг мелькают улыбки на лицах. Думаете, что в финале те, кого избивают, победят?

– Как минимум – что это закончится. Мы склоняемся к тому, что сейчас мы внутри группы, мы с вами как собеседники, мы участники и свидетели. Это наша надежда на то, что мы наблюдаем последнюю агонию деспотов. Мне сложно поверить в то, что в XXI веке есть такие страны, где, грубо говоря, есть царек, который врет всему народу, который может удерживать власть ложью и силой. В это поверить сложно, но стоит открыть глаза, и ты это видишь. Поэтому время уникальное, и оно обязательно закончится. Я думаю, что улыбка наших героев в конце клипа показывает: "Ребята, это скоро кончится".

– Вы представляете себе подобную ситуацию в России?

– В некоторой степени да, но, мне кажется, в России они будут развиваться по более жестокому и более кратковременному сценарию. Представьте себе россиян разувающимися перед тем, как встать на скамейку. Я не могу представить. И та выдержка, с которой белорусский народ сохраняет свой протест мирным, это настолько говорит хорошо о белорусском народе и наконец-таки отвечает на вопрос: "В чем разница между белорусами и русскими?"

– Некоторые российские артисты поддержали Александра Лукашенко, пели "Любимую не отдают" (это цитата самого Лукашенко). Как думаете – почему?

– Я не берусь рассматривать ситуацию каждого артиста, но я знаю, что многие чувствуют себя уютно, будучи пригретыми в России нынешней властью. Соответственно, они выполняют любые задания. Споют кому надо, кому надо станцуют.

– Вы собираетесь дать концерт в Беларуси. Как минимум сам концерт под угрозой. Как максимум – и вы можете быть арестованы.

– Я хотел сказать: "Что, мы не бывали в автозаках?" Но, конечно, это то, чего не хочется повторять. В этой истории меня больше всего волнует отмена белорусского концерта. Да, это возможно. Очень жаль. В ответ я могу сказать, что если этот концерт будет отменен, значит, мы скоро увидимся в любом случае, потому что на дубинках долго не усидишь. Эта история затянулась с вашим царьком, долго она не может [продолжаться]. Сколько ниточка ни вьется – она закончится.

– Хотели бы, чтоб ваш клип увидел Александр Лукашенко?

– Мне кажется, он ничего не поймет. Судя по его состоянию, он невменяемый, у меня такое ощущение. Это все равно что показывать видеоклип человеку, который находится в глубоком маразме. Мелькание теней, картинок – он не сможет сложить их в единую последовательность.

– Почему клип снимали в Киеве?

– Тут нет чего-то большего, чем то, что в Киеве есть наши друзья, с которыми мы уже сняли не один видеоклип. Это хорошая сработанная команда – это Максим Ксенда и Елена Чеховская. Мы сейчас очень активно занимаемся нашим новым свежим альбомом, который выйдет 10 декабря – уже скоро. Исходя из этого, мы искали тех, кто может снять клип без нашего большого участия. Собственно, Максим, режиссер клипа, предлагал несколько версий, и они – вроде да, вроде нет. И когда начались события в Беларуси и Максим предложил эту историю, стало понятно, что это самая лучшая визуализация нашей песни.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG