Ссылки

Новость часа

Побои, унижения и торговля доказательствами. Матери заключенных ИК-5 в Мордовии добиваются их перевода в другие колонии


Матери заключенных ИК-5 в Мордовии добиваются их перевода в другие колонии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:56 0:00

В марте 2019 года заключенные исправительной колонии № 5 для бывших сотрудников правоохранительных органов в Мордовии устроили бунт: воткнули себе в животы металлические штыри и гвозди, протестуя против издевательств администрации и насилия. Представители ФСИН назвали случившееся "актами членовредительства", местная общественно-наблюдательная комиссия (ОНК) начала проверку, но до публичных разбирательств или уголовных дел не дошло. Власти ограничились тем, что перевели нескольких участников тюремного протеста в другие колонии.

Корреспондент Настоящего Времени через три месяца после этих событий встретилась с родственниками заключенных, все еще отбывающих наказание в колонии № 5 в поселке Леплей. Они рассказали, как в ИК-5 применяют физическую силу, как сотрудники торгуют фотографиями издевательств и как матери заключенных пытаются добиться их перевода в другие колонии.

"Что случилось?" – "Мам, я упал"

Лидия Тихоненко – учитель русского языка из подмосковного поселка Танино. Ее сын Александр отбывает наказание в мордовской колонии ИК-5. Он был среди тех 15 человек, которые совершили попытку суицида (или "акт членовредительства", по версии ФСИН) в марте этого года. Лидия Петровна говорит, что это был четвертый раз, когда сын пытался покончить с собой.

Лидия Тихоненко
Лидия Тихоненко

Проблемы у Тихоненко начались после того, как он написал жалобу на сотрудника колонии по фамилии Вилейкин. Тот изъял у заключенного-астматика ингалятор.

"Он сказал: "Мне решать, жить тебе или не жить", – пересказывает Лидия Петровна разговор сына с сотрудником ИК-5. – Но он не может без лекарств, уже не может. Его "посадили" просто на эуфилин, который сосуды расширяет, а только он до камеры дойдет – у него опять спазм начинается. Может упасть, сознание потерять".

По словам Тихоненко, начальник колонии Валерий Трофимов предлагал склонному к суициду заключенному веревку: "Принес веревку и говорит: "Вешайся". На свиданиях Лидия Петровна видела у сына синяки: "Такой синяк под глазом. Говорю: "Сынок, что случилось?" –"Мам, я упал".

Сейчас Лидия Тихоненко собирает сыну очередную передачу с лекарствами от астмы и пишет заявления о его переводе в другую колонию. Следующее свидание с Александром ей дадут в сентябре.

"Поднимают ночью, раздевают догола"

Галина Артемова – подполковник полиции в отставке. Ее сын Артем – заключенный ИК-5 в мордовском поселке Леплей. Она показывает многочисленные жалобы и обращения во все инстанции: с требованиями и просьбами перевести сына из колонии № 5.

Галина Артемова
Галина Артемова

"Поднимают ночью, раздевают догола, со слов ребят, которые там. Каждый раз после моего отъезда сына закрывают в ШИЗО (штрафной изолятор – НВ)", – рассказывает Артемова.

Фотография повреждений, имеющихся у одного из заключенных ИК-5. Дата неизвестна
Фотография повреждений, имеющихся у одного из заключенных ИК-5. Дата неизвестна

Ее сын за время отсидки тоже несколько раз пытался совершить самоубийство. "Я очень боюсь за его жизнь. Если особенно после этого репортажа что-то случится с моим сыном, это прямой будет ответ, что администрация колонии оказывает на него воздействие. Чтобы он пришел к членовредительству. Это надо прийти морально! Зная сына, он никогда на это бы не пошел".

Артемова показывает фотографии, которые родители другого заключенного купили у сотрудников колонии за 25 тысяч рублей. На снимках видны повреждения неясного происхождения у заключенных, а также условия, в которых они отбывают наказание.

Фото из колонии, переданное родственникам заключенных ИК-5. Дата неизвестна
Фото из колонии, переданное родственникам заключенных ИК-5. Дата неизвестна

XS
SM
MD
LG