Ссылки

Новость часа

"Как мы стали взрослыми". Московские школьницы написали книгу о детях, выживших во время Холокоста


Марина Каннер и Елена Цыбулина

"Истории спасения, или Как мы стали взрослыми". Так называется книга о Холокосте, которую издали две московские школьницы. Это сборник рассказов с фотографиями. Марина Каннер и Елена Цыбулина собирали их, разговаривая с бывшими узниками гетто и концлагерей.

Московские школьницы написали книгу о детях, выживших во время Холокоста
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:44 0:00

"Я лежал рядом с мертвой мамой несколько дней". Выжившие

Один из героев книги – драматург Александр Гельман. Когда ему было семь лет, он оказался в гетто в городе Бершадь Винницкой области в Украине. Мама маленького Саши умерла в гетто: "Я лежал рядом с мертвой мамой несколько дней, она уже начала пованивать, но я воспринимал это нормально, хотя там... Я и другого не знал".

Александр Гельман
Александр Гельман

Из четырнадцати депортированных и заключенных в гетто и лагеря членов семьи выжили только Саша и его отец. 86-летний Александр Гельман рассказывает о том, что происходило в гетто, по памяти: говорит, что не искал документы и не хотел уточнять никаких деталей после освобождения.

"При мне десятки людей умирали. Я в гетто когда был, для того, чтобы пописать, на улицу надо было выходить, я переступал через трупы, которые лежали тут же. Трупы убирали только раз в неделю, поэтому накапливалось некоторое количество, и нам приходилось переступать через них, чтобы выйти".

Олег Морткович
Олег Морткович

Олегу Мортковичу в 1941 году было 2,5 года. Его нашли в поле возле местечка Дашев той же Винницкой области. Мать мальчика расстреляли, а он уцелел. Соседский пастух отнес его к знакомой.

"Он взял меня, передал этой женщине, сказал: "Наталка, это сын лекаря Мортковича, ты за него отвечаешь жизнью. И он передал меня ей, и вот она два с половиной года держала меня, прятала, кормила. Я, наверное, болел..." – говорит 80-летний Олег Ефимович.

Укрывателям евреев грозила смерть. Маленького Олега несколько лет прятали в погребе: "Когда немцы ходили по избам, к ней прибегали, говорят: "Прячьте хлопчика, немцы идут". – "Тише, хлопчик, тихо, потерпи немножко". Эту вот доброту этой безграмотной простой женщины, эту самоотверженность, я ощущаю всю свою жизнь".

Ида Спектор
Ида Спектор

Ида Спектор выжила в лагере смерти в селе Печора в Украине. В начале войны ей было 9 лет. Она видела расстрел жителей семи деревень, жила в гетто и в лагере, переболела тифом.

"Сколько было побоев, сколько было расстрелов, сколько было всего – это было ужасно. Сколько было предателей... Расстрел 43-го года, когда я потеряла маму, последняя осталась, одна в этом аду, случайно осталась, не попала под расстрел, – вспоминает Ида Иосифовна. – Меня лично [полицай] Сметанский так избил, что была очень долго без сознания... Не давали ни кушать, ни пить, по семьдесят, по сто человек в день умирало, люди пухли. Было что-то жуткое".

Еще пять лет назад в организации бывших малолетних узников гетто и концлагерей было больше 450 участников. Сейчас их уже меньше 150.

"Человек это пережил. Как он смог жить дальше?" Школьницы

"Мы не могли представить, как они в таком же возрасте, как и мы, смогли это пережить? Человек это пережил. Как он потом смог дальше жить и восстановиться после этого? Когда человек в детстве это все переживает, это оставляет какой-то след".

Марина Каннер и Лена Цыбулина – московские школьницы – увлекаются историей и фотографией. Они решили рассказать о Холокосте своим сверстникам через истории людей, переживших массовый геноцид евреев нацистами. Из интервью и фотографий выросла книга.

Иллюстрация "Стена плача" Лидии Шульгиной из книги "Истории спасения, или Как мы стали взрослыми"
Иллюстрация "Стена плача" Лидии Шульгиной из книги "Истории спасения, или Как мы стали взрослыми"

"Важно, чтобы люди знали, что это происходило в реальной жизни c людьми, что они это пережили", – говорит Елена Цыбулина. Ее соавтор Марина Каннер объясняет, почему они в своей книге обращаются к ровесникам: "Очень маленькое количество наших ровесников знает об этом, интересуется этим. Подростки не хотят это слушать именно из уст взрослых, и мы подумали: может, они послушают, когда мы это начнем говорить".

Алла Хемлин с книгой Марины Каннер и Елены Цыбулиной
Алла Хемлин с книгой Марины Каннер и Елены Цыбулиной

Алла Хемлин, редактор книги Лены и Марины, говорит, что нынешние старшеклассники – идеальные собеседники для бывших узников гетто, и разница поколений не помешает диалогу:

"То, что называется нерв поколения, – вот это не меняется. Это не меняется, потому что это то, что обнажено всегда в человеке. Степень неготовности человека к жизни одинакова всегда, уязвимость человека перед жизнью, перед ужасами жизни – в этом схожесть поколений", – рассуждает Алла Хемлин.

XS
SM
MD
LG