Ссылки

Новость часа

Галина Нелидова: арестована за признание в любви


В период оккупации советских территорий во время Второй мировой войны немецкие войска захватили в плен миллионы советских граждан. Их планировали использовать на принудительных работах, преимущественно в Германии.

Норвегия также была под оккупацией. Именно туда вывезли молодую Галину Нелидову отступающие из Киева немцы. Девушку отправили в лагерь для восточных рабочих, где на нее обратил внимание молодой норвежский охранник.

Галина Нелидова – героиня нового эпизода сериала "ГУЛАГ: репрессии не заканчиваются". Проект создан нашими партнерами Coda Story.

"Немцы нас не охраняли, а охраняли норвежцы. Они к нам относились очень лояльно, – вспоминает Галина. – Один светлоглазый белокурый рослый худощавый скандинав подошел к лагерю и стал спрашивать: что вам надо?"

Галина отказалась от какой-либо помощи, но в следующий раз молодой человек принес ей коробку конфет. После этого они стали иногда разговаривать, до тех пор, пока не закончилась война.

"Молодой человек подарил мне фотографию. Надпись была на трех языках – на норвежском, на немецком и на английском, одна и та же фраза: "Я верю в любовь с первого взгляда", – делится Галина. – Я посмотрела на эту надпись, ухмыльнулась и все. Никогда не думала, что это сыграет потом такую отвратительную роль в моей жизни".

В 1949 году в Москве к Галине пришли из КГБ. "Книги полистали, в альбомы залезли, вот увидели эту фотографию, на иностранном языке написано. И все", – говорит Нелидова.

Для следователей КГБ простая открытка стала шифровкой, доказательством шпионажа и поводом для десятилетнего тюремного заключения. На Лубянке, где оказалась Галина, от нее требовали признания в несуществующем преступлении. Спрашивали, что за пароли на фотографии и кому их требуется передать.

"Вызывали по ночам. Не давали спать. Вот это была пытка. И так вот в течение восьми месяцев почти", – рассказывает Галина.

Не было ни полноценного следствия, ни судьи, ни адвокатов, а был только следователь. Галину приговорили к десяти годам лагерей по статье 58-1а – "Измена Родине".

На зоне, где она отбывала свой срок, была громадная швейная фабрика, шили воинское белье.

"Руками надо было проводить ткань, прошивали себе пальцы, засыпая. Были шестнадцатилетние, восемнадцатилетние девчонки. Жалко их было. Я была уже постарше, мне уже был двадцать третий год, – делится тяжелыми воспоминаниями Галина. – Было и морально тяжело. Первое время особенно, пока я не получила письмо из дома. Я не знала ничего: где ребенок, где мама, где муж".

Заключенным давали право ответить лишь на одно письмо за полгода. Галина вышла на свободу через пять лет.

"Мне досадно, что люди не знают правды до сих пор. Мы знаем, что это были миллионы, что до сих пор и в Бутове, и в Коммунарке лежат расстрелянные безвинные люди. Как я могу воспринимать это? Я должна восхвалять и считать Сталина менеджером прекрасным? Я не могу! У меня не поворачивается язык", – говорит Галина.

Она часто в мыслях возвращается назад и с ужасом думает, что это время вернется. "Я думаю: "Господи, хоть бы моим внукам и правнукам жить в нормальной стране!" – признается Нелидова.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG