Ссылки

Новость часа

Губаха посреди тайги. Как живет в Пермском крае городок, вокруг которого умерла промышленность


Уральский город Губаха словно оазис в пустыне. Вокруг него кладбища умирающих или уже заброшенных поселков, в которых добывали сначала железную руду, а потом – уголь. Во многих таких поселках, где еще недавно жили люди, сегодня царит тайга и гуляют дикие животные. На фоне этих поселков-спутников Губаха выглядит процветающей: здесь строят новые дома, открывают школы и спортивные учреждения. Здесь даже работает горнолыжный курорт, на который приезжают туристы. Здесь устраивают фестивали и снимают кино. Но даже все перечисленное не останавливает людей от отъезда: Губаха пока выживает, но стремительно пустеет.

Недра Пермского края всегда были богаты полезными ископаемыми, необходимыми как для химической промышленности, так и для строительства. В XX веке край снабжал страну каменным углем. Тогда вокруг шахт возникали большие города, в которых жили и работали сотни тысяч человек. Но с тех пор многие шахты и заводы закрылись, а отравленная земля перестала быть пригодной для жизни. Современный облик Кизеловского угольного бассейна – это руины домов, затопленные шахты и реки, желтые от промышленных отходов.

Единственный город, который продолжает жить в округе сегодня, – это Губаха. Его жительница Оксана Селезнева выросла рядом, в Верхней Губахе – городе, которого уже нет. Она говорит, что трудно представить, что когда-то в ее родном городе жили около 30 тысяч человек. Там были и кафе с ресторанами, кинотеатр и большая больница. Сегодня это просто несколько рядов опустевших домов.

Незадолго до войны в Верхней Губахе построили коксохимический завод, а периодом наибольшего расцвета Кизеловского угольного бассейна считаются 50-60-е годы прошлого века. Но со временем добывать в этом районе уголь становилось все сложнее и дороже, а его качество, как говорят, оставляло желать лучшего. Кризис пришел в эти края задолго до перестройки, а в 90-е годы местная промышленность начала умирать.

В 70-х годах жителей Верхней Губахи начали переселять подальше от завода, который долгое время отравлял все вокруг.​

"Когда запустили коксохимзавод, весь дым, вся гарь сюда на город шли. Снег был черный", – вспоминает Оксана. Для переселенцев построили новый город на другом берегу реки Косьвы. Его назвали Новая Губаха, но со временем слово "новая" из названия исчезло. Туда в 70-е годы переселили десятки тысяч человек. Сегодня в Губахе их живет гораздо меньше, лишь около 19 тысяч человек. По статистике, лишь за последние десять лет город потерял треть населения.

Два местных промышленных гиганта – "Коксохим" и расположившийся за ним "Метафракс" – продолжают работать и поддерживают жизнь в районе. Но это достаточно вредные производства. "Коксохим" распространяет вокруг аммиачные пары, а "Метафракс", один из крупнейших производителей метанола в России, хоть и ничем не пахнет, но ничуть не безопаснее.

Еще одна опасность для города – затопленные шахты Кизеловского угольного бассейна. Вода из них, с примесями тяжелых металлов, недавно стала попадать в местные водоемы, отравляя все живое. Экологи бьют тревогу по этому поводу: через местные речки отрава попадает в Каму, а из нее и в пермский водопровод. Оценить объемы вредных стоков никто не может даже примерно.

Спелеолог Сергей Меньших изучил все окрестные пещеры и шахты и знает, откуда и куда на протяжении долгих лет течет отравленная вода.

"Когда вырабатывают пласты, кровля рушится, и вот этот слой в шахту вытекает. Там он смешивается с угленосной водой и растворяет попутно серу, железо, все, что встречается", – рассказывает Сергей.

Его опасения разделяет бывший ветеринар Геннадий Елфимов, который живет в поселке Углеуральский по соседству с Губахой. Елфимов жалуется еще и на розу ветров: из-за нее все вредные атмосферные выбросы с двух комбинатов неизменно сносит на поселок. От этих выбросов, по его словам, и люди, и животные болеют онкологическими заболеваниями.

Александр Садриев, житель города Губаха, – бывший шахтер. Он вспоминает, что, работая в забое в советские времена, получал по 500 рублей в месяц, большие деньги. Но тучные годы обернулись кризисом угледобычи. Для Александра все закончилось, когда шахту имени Крупской, на которой он работал, однажды затопило. Несмотря на смерть своего предприятия, Садриев пока не уезжает из Губахи. Главный якорь, который удерживает людей в таких городках с неблагоприятной экологической обстановкой, – это страх перед будущим и отсутствие денег на переезд.

В Губахе все еще есть жизнь. Здесь строят новые дома и объекты социальной инфраструктуры, а на местный горнолыжный курорт приезжают тысячи туристов.

Но статистика говорит, что Губаха в скором времени может повторить судьбу окружающих ее населенных поселков. Их, несмотря на отравленные воды и выбросы с заводов, тайга уже отвоевала у людей.

"Мне как-то попадалась старая карта Пермского края. Так она была просто черная от названий поселков, деревень и прочего", – делится один из последних жителей Верхней Губахи Иван Скурихин. Сегодня большинства этих поселков уже не существует.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG