Ссылки

Дорисовать и остаться в живых – две задачи художника прифронтовой зоны

Австралийский художник Гвидо ван Хелтен 13 октября закончил большой мурал в Авдеевке на востоке Украины, где с начала конфликта погибли свыше 9600 человек

Эймосу Чапплу, фотожурналисту Радио Свобода, выпала уникальная возможность наблюдать за созданием арт-проекта и реакцией местных жителей – от смущения до восхищения

В бронежилете и шлеме Гвидо ван Хелтен заканчивает портрет местной жительницы
1

В бронежилете и шлеме Гвидо ван Хелтен заканчивает портрет местной жительницы

Ван Хелтен посетил местную школу, чтобы сфотографировать 73-летнюю жительницу Марину Марченко, которую он выбрал для своего рисунка. “Я увидел доброту в ее глазах, – говорит художник. – Мне бы также хотелось, чтобы моя работа имела местный колорит”
2

Ван Хелтен посетил местную школу, чтобы сфотографировать 73-летнюю жительницу Марину Марченко, которую он выбрал для своего рисунка. “Я увидел доброту в ее глазах, – говорит художник. – Мне бы также хотелось, чтобы моя работа имела местный колорит”

Сначала ван Хелтен отказался рисовать на здании, которое находится на линии огня, но не найдя другой подходящей стены, он согласился работать на этой. Так австралиец впервые оказался в зоне конфликта
3

Сначала ван Хелтен отказался рисовать на здании, которое находится на линии огня, но не найдя другой подходящей стены, он согласился работать на этой. Так австралиец впервые оказался в зоне конфликта

Пока ван Хелтен поднимается на рабочее место, украинский военный проходит мимо граффити: “Боже, береги Авдеевку”
4

Пока ван Хелтен поднимается на рабочее место, украинский военный проходит мимо граффити: “Боже, береги Авдеевку”

В 100 метрах от места, которое ван Хелтен выбрал для своего мурала, стоит украинский военный блокпост
5

В 100 метрах от места, которое ван Хелтен выбрал для своего мурала, стоит украинский военный блокпост

Ван Хелтен говорит, что у него нет намерения своей работой делать политическое заявление. “Кто я такой, чтобы делать заявления о сложной ситуации, как здесь? Честно говоря, я думаю, что если бы я пошел на другую сторону, то увидел бы тоже самое: точно таких же детей в классах. Тут разговор не про добро и зло”
6

Ван Хелтен говорит, что у него нет намерения своей работой делать политическое заявление. “Кто я такой, чтобы делать заявления о сложной ситуации, как здесь? Честно говоря, я думаю, что если бы я пошел на другую сторону, то увидел бы тоже самое: точно таких же детей в классах. Тут разговор не про добро и зло”

Над местом работы ван Хелтена видны следы от артиллерийского или танкового обстрела. Это здание пустует с 2014 года после того, как ракеты “Града” попали в одну из квартир, убив двух людей
7

Над местом работы ван Хелтена видны следы от артиллерийского или танкового обстрела. Это здание пустует с 2014 года после того, как ракеты “Града” попали в одну из квартир, убив двух людей

Ван Хелтен говорит, что он уже давно откладывал этот проект, придуманный киевской арт-группой Art United Us (“Искусство объединило нас”). Сейчас он чувствует себя некомфортно из-за “вынужденной смелости в уличном искусстве, где идет речь о наиболее опасной работе в таких условиях”
8

Ван Хелтен говорит, что он уже давно откладывал этот проект, придуманный киевской арт-группой Art United Us (“Искусство объединило нас”). Сейчас он чувствует себя некомфортно из-за “вынужденной смелости в уличном искусстве, где идет речь о наиболее опасной работе в таких условиях”

Ван Хелтен использует фотографию на мобильном телефоне как зарисовку. “Я думаю, – говорит он, – что до тех пор, пока люди не видят в этом безрассудство, из этого может выйти что-то хорошее”
9

Ван Хелтен использует фотографию на мобильном телефоне как зарисовку. “Я думаю, – говорит он, – что до тех пор, пока люди не видят в этом безрассудство, из этого может выйти что-то хорошее”

“Вероятно, эти люди еще никогда ничего подобного не видели, – говорит художник. – Если мне удастся хоть на момент заставить их задуматься о чем-нибудь, кроме войны, то оно того стоит”
10

“Вероятно, эти люди еще никогда ничего подобного не видели, – говорит художник. – Если мне удастся хоть на момент заставить их задуматься о чем-нибудь, кроме войны, то оно того стоит”

Один из военных сказал ван Хелтену, что ему нравится, что делает художник. Но двое местных поинтересовались, почему оборудование не используется для ремонта помещений. Другая женщина заявила: “На потолке моего дома дыра, через которую внутрь попадает дождь, а вы здесь просто рисуете? Мальчики, это неправильно”
11

Один из военных сказал ван Хелтену, что ему нравится, что делает художник. Но двое местных поинтересовались, почему оборудование не используется для ремонта помещений. Другая женщина заявила: “На потолке моего дома дыра, через которую внутрь попадает дождь, а вы здесь просто рисуете? Мальчики, это неправильно”

Для этого граффити художник использовал 24 оттенка серого. Ван Хелтен говорит, что существует мнение, что на искусство должно тратиться много денег. “Но подобные проекты – другие. Я ничего не прошу за это, а делаю в свое свободное время", – говорит художник. Гео Лерос из Art United Us говорит, что все расходы на путешествие и материалы оплатили частные спонсоры
12

Для этого граффити художник использовал 24 оттенка серого. Ван Хелтен говорит, что существует мнение, что на искусство должно тратиться много денег. “Но подобные проекты – другие. Я ничего не прошу за это, а делаю в свое свободное время", – говорит художник. Гео Лерос из Art United Us говорит, что все расходы на путешествие и материалы оплатили частные спонсоры

Несколько дней, которые ван Хелтен работал над муралом, во второй половине дня раздавались звуки взрывов и пулеметные очереди. Вскоре после того, как была сделана эта фотография, ван Хелтен спросил: “Если сепаратисты прорвут линию обороны или пойдут в наступление, мы же про это узнаем, да?”
13

Несколько дней, которые ван Хелтен работал над муралом, во второй половине дня раздавались звуки взрывов и пулеметные очереди. Вскоре после того, как была сделана эта фотография, ван Хелтен спросил: “Если сепаратисты прорвут линию обороны или пойдут в наступление, мы же про это узнаем, да?”

Несмотря на то, что он вне зоны досягаемости снайперов, ван Хелтен ждет наступления темноты, чтобы дорисовать самые высокие, наиболее открытые части мурала
14

Несмотря на то, что он вне зоны досягаемости снайперов, ван Хелтен ждет наступления темноты, чтобы дорисовать самые высокие, наиболее открытые части мурала

"Мне необходимо оставаться собраным, чтобы, первое – доделать работу, второе – остаться в живых”
15

"Мне необходимо оставаться собраным, чтобы, первое – доделать работу, второе – остаться в живых”

Дом по соседству, в который в 2014 году попали из "Града”
16

Дом по соседству, в который в 2014 году попали из "Града”

Как только затихает дождь и гул минометов, ван Хелтен идет к краю дороги, чтобы проверить, как выглядит мурал
17

Как только затихает дождь и гул минометов, ван Хелтен идет к краю дороги, чтобы проверить, как выглядит мурал

Работа ван Хелтена стала диковинкой для маленького города. К тому времени, как он покинул Авдеевку, местные жители начали понемногу собираться вокруг мурала и фотографировать работу
18

Работа ван Хелтена стала диковинкой для маленького города. К тому времени, как он покинул Авдеевку, местные жители начали понемногу собираться вокруг мурала и фотографировать работу

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG