Ссылки

Новость часа

"Очистить все никто никогда не сможет". Кто проверяет фейки для Facebook и как эта работа изменилась из-за коронавируса


На фоне пандемии коронавируса COVID-19 стал главным источником фейков, распространяемых в соцсетях. Всемирная организация здравоохранения даже придумала для этого специальный термин – "инфодемия": манипуляции, домыслы и конспирологические теории распространяются едва ли не быстрее самого заболевания.

Мировое сообщество осознает, что бороться надо не только с распространением вируса, но и с "инфодемией". Например, социальная сеть Facebook поставила проверку потенциальных фейков о коронавирусе в приоритет для фактчекеров, которые сотрудничают с ней.

Несколько недель назад к программе проверки точности информации в фейсбуке присоединились две команды из Украины – раньше они занимались разоблачением дезинформации и поиском вранья в высказываниях политиков. Сейчас, по их словам, значительная часть работы приходится на фейковые новости о COVID-19.

На примере украинских фактчекеров Настоящее Время рассказывает, как устроена работа с фейками в Facebook и как она изменилась во время пандемии коронавируса.

Кто проверяет фейки для фейсбука в Украине

"Мы просим наших партнеров сфокусировать проверку информации в фейсбуке на выявлении худшего из худшего – явной дезинформации и фейковых новостей, которые могут навредить и ввести в заблуждение, – объясняет Екатерина Крук, менеджер Facebook по вопросам публичной политики в Украине. – И конечно, в нынешней ситуации фейковые новости, касающиеся вспышки COVID-19, имеют высокий приоритет".

Фактчекинговую программу для проверки и оценки точности контента Facebook запустила в 2016 году, для чего привлекла к сотрудничеству профессиональных фактчекеров из разных стран – сейчас с фейсбуком сотрудничают более 60 организаций, работающих более чем на 50 языках. "Мы не можем делать это в одиночку, и мы также не считаем, что можем выступать арбитрами и решать, что является правдой, а что нет", – говорит Екатерина Крук, менеджер Facebook по вопросам публичной политики в Украине.

Среди стран постсоветского пространства подобное сотрудничество велось до недавнего времени только в Литве, Латвии и Эстонии, а несколько недель назад к программе присоединилась и Украина – договор о сотрудничестве с Facebook подписали сразу две организации: StopFake и VoxCheck.

StopFake занимается проверкой и опровержением неправдивой информации об Украине в российских СМИ уже около шести лет. На счету организации тысячи опровергнутых фейков на разные темы. "Конечно, самые громкие – это и самые, казалось бы, нелепые. Как, например, о том, что инвалиду-переселенцу с Донбасса порвали рот из-за русского языка. Или как якобы украинских детей заставляют играть с плюшевым Гитлером, или как украинские военнослужащие отбирают скот у мирного населения на Донбассе и тому подобное", – рассказывает фактчекер проекта StopFake Елена Чуранова.

Второй партнерский проект фейсбука – VoxCheck – был создан на базе аналитического центра VoxUkraine в начале 2016 года и начинал работу с классического фактчекинга: проверки фактов и данных, озвученных политиками, а позже начал проверять также экспертов и медиа. Начиная от президента и премьера любой более-менее узнаваемый политик с 2014 года попадал под проверку фактчекеров VoxCheck, говорит главный редактор проекта Максим Скубенко.

"Например, Петр Порошенко очень долго использовал в выступлениях рейтинг Global Firepower, который на самом деле сделал какой-то блогер, о том, что украинская армия стала в топе армий Европы и мира, – приводит пример Скубенко. – И мы много раз говорили, что это не так. И нам люди даже говорили: ну что вы, наша армия действительно стала лучше. Да, наша армия стала в разы лучше, это правда, но Порошенко использовал рейтинг, в котором, к примеру, наша армия в 2014 году имела выше позиции, чем в 2018-м". К слову, на сайте висит дисклеймер, в котором говорится, что сайт не несет ответственности за точность, достоверность и актуальность предоставленной информации".

Еще один пример работы VoxCheck – история про премьер-министра Владимира Гройсмана. "Мы делали несколько рейтингов – кто из топ-политиков более правдивый и менее правдивый, – рассказывает Максим Скубенко. – В одном из выпусков Владимир Гройсман стал самым правдивым политиком. Через несколько дней после этого было заседание правительства, Гройсман встает и говорит: вот, VoxCheck сказал, что я никогда не вру. Мы это заседание слушали и сразу говорим: это вранье, у нас написано не так, а то, что у него меньший процент вранья, нежели у других политиков. И сразу ставим вердикт "Вранье" и отправляем в работу и на публикацию, даже проверять не нужно было – все было готово".

По словам Скубенко, за пять с лишним лет работы VoxCheck выпустил около семи тысяч "цитат" – так в команде называют проверенные материалы. Но из-за инфодемии объем и темп работы резко возросли. "Сейчас пошла такая жара с фейками о коронавирусе, что, я предполагаю, через полгода у нас в базе будет уже 9-10 тысяч проверок", – говорит Максим Скубенко.

Чтобы стать партнером фактчекинговой программы Facebook, организации должны были пройти внешний аудит и стать подписантами Кодекса этики Международной фактчекинговой сети Института Пойнтера.

Переговоры фактчекеров с соцсетью длились около полутора лет и значительно ускорились, когда началась пандемия коронавируса. "Таких объемов фейков и манипуляций я на своей памяти фактчекера (а работаю более пяти лет) еще не видел. Начиная от безобидных рецептов домашнего чая, который укрепит иммунитет и спасет от коронавируса, и заканчивая дезинформацией из Китая и России о том, что такое коронавирус, как он возник и что в будущем он может повлечь снятие санкций с России. То есть они [авторы фейков] закладывают уже какой-то фундамент на несколько лет вперед", – говорит Скубенко.

Фактчекер проекта StopFake Елена Чуранова подчеркивает, что в условиях эпидемии распространение недостоверной информации несет опасность для здоровья людей: "Например, преуменьшение опасности пандемии может повлиять на отношение граждан к правилам карантина, к тем правилам безопасности, которые пропагандируются ВОЗ: мытье рук, социальная дистанция и тому подобное".

Что и как проверяют фактчекеры

Проверка информации для фейсбука, по сути, не отличается от обычной проверки, которую организации проводили ранее. Информацию фактчекеры могут проверять как сами, так и с помощью специальных инструментов фейсбука. На проверку попадают далеко не только те новости, на которые поступает много жалоб от пользователей. "Например, алгоритм фейсбука видит, что в новости или посте используются символы-буквы, чтобы обойти запрет на какие-то определенные слова. Или пост очень странно распространяется: например, запускается из одной группы, а потом его моментально забирают себе еще 100 групп – то есть не совсем нормальное поведение для постов", – приводит примеры Максим Скубенко.

Параллельно с работой фактчекеров происходит настройка алгоритма фейсбука. "Мы используем информацию из проверок для обучения нашей модели машинного обучения, чтобы иметь возможность поймать больше потенциально фейковых новостей и делать это быстрее", – говорит представитель соцсети Екатерина Крук. По словам редактора VoxCheck, пока этот процесс находится на начальном этапе, алгоритм сбора потенциально фейковых новостей еще будет уточняться и дорабатываться: "Давайте трезво смотреть на ситуацию: фейсбук в этом плане еще не очень сталкивался с украинским и русским языками. Соответственно, это все должно донастраиваться".

Под проверку украинских фактчекеров попадает украинский сегмент фейсбука – то есть все, что попадает в ленты пользователей, зарегистрированных в Украине. "Если украинский пользователь берет линк на новость с российского сайта, пишет пост и это начинает циркулировать в украинском сегменте фейсбука, то, соответственно, может попасть к нам в работу", – говорит Максим Скубенко. Однако, как говорят фактчекеры, маркировка фейковой информации будет отображаться не только в украинском сегменте фейсбука. Кроме того, сейчас VoxCheck уточняет, сможет ли проект проверять то, что циркулирует не в украинском сегменте, но нацелено на Украину, добавляет Скубенко.

Над проверкой информации для фейсбука сейчас работают восемь человек от StopFake и команда из шести человек VoxCheck. Проверка одного поста у них может занимать от 20 минут до нескольких дней. Большой опыт позволяет быстро работать с большими объемами данных, но при этом цели очистить все, говорит Максим Скубенко, нет: "Это нереально, этого никто никогда не сможет сделать. Тем не менее даже если один пост, который, к примеру, пошерили в украинском сегменте 200 тысяч раз, убрать, то у 200 тысяч человек он пропадет и дальше его не увидят".

Что происходит с информацией, которая оказалась фейком

Стандартная работа фактчекера подразумевает, что после проверки информации обязательно пишется статья, в которой объясняется, в чем состоит манипуляция или почему та или иная информация является фейком. Если проверка показывает, что пост содержит манипуляции или фейковую информацию, фактчекеры маркируют запись, после чего она будет заблюрена – увидеть ее можно будет только нажав кнопку "все равно увидеть пост". Дальнейшая судьба такого поста может складываться по-разному – от понижения его выдачи в ленте до удаления и блокировки сообщества, в котором его впервые опубликовали.

Менеджер Facebook по вопросам публичной политики в Украине Екатерина Крук рассказала, что помеченная фактчекерами как фейк информация значительно понижается в выдаче. "Страницы и домены, которые постоянно делятся такими новостями, будут лишены возможности монетизировать и рекламировать свой контент", – утверждает представитель Facebook. Также, помимо маркировки, к публикации крепится ссылка на публикацию фактчекеров с пояснениями и опровержениями.

"Кроме того, когда мы обнаруживаем новую итерацию фрагмента контента, который уже ранее был определен как фейк и опровергнут, мы отправляем его на проверку нашим фактчекерам", – поясняет Екатерина Крук.

Самые простые признаки фейковой информации

Но понять, что перед ними фейк, обычные пользователи часто могут и не дожидаясь проверки и маркировки. Первое, на что следует обратить внимание, – источник информации. "Если садовник из Мадрида пишет, что коронавирус лечится таким-то лекарством, – можно ли верить такому посту? Есть ли у человека экспертиза писать об этом?" – говорит Скубенко.

Второй признак – эмоциональность. "Если посмотреть, как ведутся информационные войны или нагнетание обстановки, то там используют эмоции, иногда маты, "шок-сенсация". Не скажу, что такая информация 100 процентов фейк, но очень большая вероятность, что это либо фейк, либо попытка манипуляции", – напоминает фактчекер.

Кроме того, важна экспертность и качественный источник информации. "В хорошем журналистском материале или посте не встретишь фраз "по мнению многих источников", "все говорят", "вы все знаете, что", там всегда есть какие-то референсы – если это сказал экономист, а не кто-то, кто в итоге оказался дворником", – подчеркивает Скубенко.

С иллюстрациями ситуация обстоит труднее. "Самый простой анализ с помощью Google Image Search покажет, не использовали ли эту фотографию пять лет назад в совершенно другом контексте", – говорит Елена Чуранова. Она отмечает, что сейчас стали популярными именно манипуляции, а не откровенная ложь: в публикации перемешиваются достоверные данные, статистика, но в результате даются нужные автору поста или текста выводы.

Обе организации подчеркивают, что более верный способ проверить информацию – это прислать ее на проверку через формы обратной связи или соцсети.

Практически все фейки, которые за несколько недель работы с фейсбуком украинские фактчекеры разоблачили, связаны с коронавирусом. Тема очень привлекает внимание, поэтому посты с фейками о COVID-19 распространяются быстрее других, говорит Елена Чуранова. Кроме того, по ее словам, в Украине есть и своя специфика в этом контексте: "В частности, фейки про армию: то, что заболевших коронавирусом в армии якобы отстреливают, что медики увольняются и не хотят лечить заболевших военных".

"Знаете эту шутку: "Почему все мои друзья в фейсбуке стали вдруг инфекционистами? Такие ведь хорошие политологи были..."? Все вдруг всё знают о коронавирусе: депутаты знают, ведущие знают, блогеры. Вот только никто из профессионалов не знает, как лечить коронавирус, но там уже знают, – делится наблюдениями Максим Скубенко. – Это не просто топ-тема, я уже не знаю, куда от нее спрятаться, и с ностальгией вспоминаю время, когда самая большая проблема моя была – это вранье политиков. Это было чудесное время!"

XS
SM
MD
LG