Ссылки

Новость часа

"Сдерживающий фактор для силовиков". Эксперт по цифровой безопасности о последствиях взлома паспортной системы Беларуси


Белорусские силовики на улицах Минска, март 2021 года. Фото: БелаПАН via AP

Группа, которая называет себя "Киберпартизанами", заявила, что совершила самую масштабную кибератаку в истории Беларуси. И теперь в ее распоряжении паспортные данные всех белорусов, а кроме того – засекреченная информация о руководстве силовых структур, людей из близкого окружения Александра Лукашенко, сотрудников КГБ и белорусских разведчиков в Евросоюзе.

"В сети МВД есть очень много баз, на некоторых засекреченная информация, раскрытие которой может нарушить работу МВД, КГБ и других ведомств", – говорят представители "Киберпартизан". Мы спросили у Николая Кванталиани, эксперта по цифровой безопасности из Минска, о возможных последствиях этого взлома для силовиков и руководства страны, а также для всех жителей Беларуси.

Эксперт по цифровой безопасности Николай Кванталиани о последствиях взлома паспортной системы Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:57 0:00


— Как вам заявление этого сообщества? Доверяете ли вы информации о том, что у них на руках вся паспортная база всех граждан Беларуси?

— Да, можно предположить, что в руках сообщества появилась действительная база паспортных данных жителей Республики Беларусь.

— Это может навредить существенно власти Лукашенко?

— Я думаю, скорее всего, да. Потому что персональные данные силовиков, которые могут быть опубличены: информация об их жилищном фонде, как уже было заявлено, и информация об их родственниках – это может быть сдерживающим фактором для продолжения активного насилия против граждан Республики Беларусь.

— Вы имеете в виду то, что называется "деанон"? Просто есть же, например, телеграм-канал "Черная книга Беларуси", где тоже пишутся личные данные. Как-то системно помешать системе, которую выстроил Александр Лукашенко, это может?

— Здесь мы рассматриваем эту базу данных. До этого она была только в руках у спецслужб и силовиков. Соответственно, сейчас шансы протестующих сравниваются – и та, и другая сторона обладает достаточно большим объемом персональных данных граждан Республики Беларусь.

— Николай, но при этом это явное преступление не только в Беларуси, а, мне кажется, во всех государствах: в руках какой-то группы людей оказались персональные данные всех, как они утверждают, граждан Беларуси. Какие угрозы за собой это несет?

— Конечно же, получение персональных данных граждан Республики Беларусь – это большая ответственность с точки зрения даже безопасности этих данных. Если будет утечка этой базы в публичный доступ, понятное дело, что ей смогут воспользоваться не только киберпартизаны либо силовики, но также и киберпреступники. Поэтому в любом случае этими данными нужно пользоваться с осторожностью киберпартизанам.

— А как это может быть использовано? Можно ли кредит, например, оформить на какого-то человека, имея эти паспортные данные, фотографии и так далее?

— В Республике Беларусь нет, потому что нужно личное присутствие. Здесь мы получаем большой массив данных, такое досье на каждого человека, и соответственно, можно будет посмотреть, является ли этот человек текущим сотрудником спецслужб, допустим, – и это будет определенно сдерживающий фактор для силовиков.

— А можно ли это, например, продать в рекламных целях каким-то компаниям?

— Гипотетически, если ты обладаешь данной базой данных, конечно же, можно продать и в рекламных целях, и злоумышленникам. Но в связи с тем, что у киберпартизан есть определенные цели, которые они декларируют, и мы [им] пока доверяем. Теоретически они будут использовать эту базу данных для своих целей, которые были анонсированы.

— А вы вообще знаете, кто эти люди? Я понимаю, что вы если и знаете, то не скажете, кто именно. Но в сообществе хотя бы известно, кто это

— Я бы сказал, что это было бы небезопасно для киберпартизан, если бы сообщество знало, кто эти люди. Поэтому соблюдаются определенные правила безопасности и анонимности, которые позволяют им эффективно продолжать свою деятельность.

— Если исходить из того, что это является преступлением не только в Беларуси, а во многих странах, можно ли предположить, что их будут преследовать правоохранительные органы других государств?

— Все зависит от государств. Я могу предположить, что, допустим, в связи с тем, что у Беларуси и России есть соглашение о Союзном государстве, то в России и Беларуси – да. Если брать европейские страны, то скорее всего, нет. Потому что мы видим, какая ситуация развивается в Республике Беларусь, что силовые структуры в Республике Беларусь используют неправомерно насилие по отношению к протестующим, причем ко всем слоям населения.

— Вам кажется вероятным то, что они говорили о своих целях? Что, например, у них на руках есть данные о квартирах спецслужбистов – и теперь они будут вынуждены менять квартиры. Или есть база автономеров сотрудников силовых органов – и теперь они будут вынуждены менять номера на автомобилях?

— Здесь эта информация, понятное дело, может стать публичной и, скорее всего, станет публичной рано или поздно. Но вопрос: что это дает с точки зрения угроз для людей, которых деанонимизируют? Даже если вы знаете, на каком автомобиле ездит тот или иной силовик, вы вряд ли будете предпринимать активные действия. Если мы посмотрим, в принципе, в Республике Беларусь на протесты, то протесты больше носят мирный характер.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG