Ссылки

Новость часа

Эстонский Буковски и итальянский Маугли: что покажут на фестивале Dok Leipzig


С 28 ноября по 3 октября в Германии пройдет старейший ежегодный фестиваль документального кино и анимации Dok Leipzig. В первый раз он прошел еще 1955 году, став первым независимым кинофестивалем Восточной Германии. В 60-х фестиваль неоднократно переживал давление правительства ГДР, но выжил. А после падения Берлинской стены стал главной точкой пересечения Востока и Запада.

Настоящее Время ежегодно поддерживает документальные проекты фестиваля еще на стадии разработки. Рассказываем о пяти главных картинах, которые в этом году покажут на Dok Leipzig.

"Мой английский брат", реж. Карим Саяд

У швейцарско-алжирского режиссера Карима Саяда есть старший двоюродный брат из Алжира по имени Фахед. В двухтысячных без языка, без денег и конкретных планов он эмигрировал в Англию. Поначалу мужчина жил на улицах Лондона, потом нашел работу в кебаб-шопе, типичную для таких мигрантов, как он. Позже Фахед подыскал себе место в Гримсби, переехал, женился, кое-как устроился. Но после 17 лет в эмиграции у Фахеда вдруг начинают появляться мысли вернуться на родину. Дома, в Алжире постепенно стареет его мать, и он хочет проводить время вместе с ней, а в Англии ему становится скучно.

Кажется, Фахед совершенно уверен в своем решении. Он разводится с английской женой, копит деньги на жизнь в Алжире, покупает бесчисленные подарки родственникам, пакует чемоданы. Приехав на родину, он сразу же планирует свадьбу с малознакомой женщиной, бронирует банкетный зал, заказывает диджея. Но семья Фахеда чувствует, что его желание вернуться может быть не таким уж серьезным, а сам выбор между родиной и эмиграцией кажется странным. С малых лет алжирцы настраиваются на то, чтобы как можно скорее любыми мыслимыми способами уехать за границу, жить там и работать. Какой же тогда был смысл в том, чтобы пройти долгий и тяжелый путь эмигранта вдали от родины, а потом заново начинать все с нуля в такой нестабильной стране, как Алжир, без работы и без перспектив?

"В постели с писателем", реж. Майнфред Вайнокиви

Кадр из фильма "В постели с писателем"
Кадр из фильма "В постели с писателем"

Писателя Питера Саутера называют "эстонским Буковски". Буковски сначала тоже не воспринимали всерьез, о нем ничего не знали в Америке, но он умел смеяться над собой. Саутер переводил Буковски на эстонский, но он все-таки больше хочет быть собой.

Картина Манфреда Вайнокиви погружает нас в мир взаимоотношений писателя с самим собой. Рассыпающийся образ своего "я" Питер Саутер пытается скрепить, исследуя границы собственной сексуальности, границы писательской деятельности, тела и социальной роли, взаимоотношений с женщинами, юмора и серьезности. Он превращает писателя в объект, выставляя обнаженного себя вместе со своими книжками на обозрение в витрине. И кажется, что документальный фильм, в котором он участвует, тоже лишь очередной инструмент. Писатель исследует свое тело, позволяя молодым студенткам писать его с натуры, делает из себя клоуна, наряжается в женское платье и примеряет ошейник, и одновременно с этим размышляет о женщинах и погружается в воспоминания. И позволяет зрителю за всем этим наблюдать так, как будто вы и правда делите с ним постель.

"Мальчик с лапшой", реж. Ху На Инг

14-летний Ма Сян живет со своим 10-летним братом в мусульманской деревне в горах Китая под присмотром дедушки с бабушкой. Их мать развелась с отцом и покинула семью из-за побоев, а отец через два года после этого попал в тюрьму, оставив сыновьям лишь долги. Ма Сян изучает Коран в мечети, работает дома по хозяйству, воспитывает брата, оставаясь сам при этом все еще ребенком. Семья приходит к решению отправить Ма Сяна в другую провинцию, работать у дяди в ресторане, чтобы расплатиться с долгами отца. Там он сталкивается с недопониманием и тяготами взрослой жизни. Мальчик тяжело работает, тоскует по дому и беззаботному детству и переживает собственный кризис взросления. Он пересматривает свои взгляды на жизнь, на отношения с матерью, на вопросы ответственности и долга.

"Сиддхартха​", реж. Дамиано Джакомелли, Лоренцо Рапони​

Маленький Сиддхартха спит под открытым небом, играет с кошками, разглядывает насекомых и строит тайное подземное жилище. Отец мальчика живет в коммуне в итальянском лесу, отказавшись от электричества и других благ цивилизации и питается плодами земли. Мама Сиддхартхи когда-то уехала из коммуны и живет в доме. Сид проводит время попеременно, то у мамы, то у папы. Родители позволяют мальчику самостоятельно принимать решения, где и как ему жить.

9-летний сорванец очень любознателен. Он бегает играть в ближайшие деревни с детьми из цивилизованного мира, узнает от них о том, как они живут и развлекаются. И хотя в его длинных волосах прыгают вши, пугая родителей его новых друзей, юный Тарзан здорово считает, умножает, любит сказки и независимо размышляет на самые разные темы.

После лета с отцом на природе, мальчик проходит экзамен в школе, он может пойти в пятый класс или продолжать получать домашнее обучение от родителей. Ответственность за это решение также висит на Сиддхартхе. "Это твоя жизнь, тебе и решать", – говорит мама мальчика. 9-летнему Тарзану необходимо теперь выбрать один из двух миров: цивилизация или полная свобода.

"Деревня женщин", реж. Тамара Степанян

Фильм рассказывает об армянском селе Личк. Основное население здесь – женщины, дети и старики. Мужчины уезжают на сезонные заработки в Россию и видятся со своими семьями, в лучшем случае, 3-4 месяца в году. Многие жены не видят своих мужей годами. Они выполняют всю работу по дому самостоятельно, работают на полях, растят детей. В стране почти нет заводов, рабочих мест, достойных пенсий и доступных жилищных условий. Но мужчины и женщины вместе пытаются сохранить для своих детей ту землю, с которой когда-то выгоняли их предков чужестранцы и с которой сегодня их выгоняет нужда. Они тоскуют друг по другу, помнят и ждут, поют песни о любви и о родине.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG