Ссылки

Новость часа

Парад, иммунитет и стоит ли верить всему, что слышишь. Интервью с представителем ВОЗ в Беларуси


Интервью с представителем ВОЗ в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:21 0:00

Рост числа новых случаев COVID-19 в Беларуси – один из самых высоких в Европе. Об этом в интервью Настоящему Времени рассказал представитель Всемирной организации здравоохранения в Беларуси Батыр Бердыклычев. Он также прокомментировал решение властей провести парад в Минске вопреки рекомендациям ВОЗ.​

— Чем такое решение о проведении парада может обойтись для Беларуси и как изменится ситуация в плане распространения коронавируса в нашей стране?

При таких больших скоплениях людей невозможно обеспечить физическую дистанцию в полтора-два метра

— Мы рассматриваем эту ситуацию с точки зрения общественного здравоохранения, прежде всего, и возможных рисков для здоровья населения. В недавних рекомендациях экспертной миссии ВОЗ и в наших письмах, корреспонденции, направленных правительству страны, мы четко изложили свою позицию и озабоченность этим решением. Мы видим здесь риски в том, что любое массовое скопление людей повышает риск и вероятность передачи вируса среди участвующих, что способствует распространению эпидемии.

К сожалению, при таких больших скоплениях людей невозможно обеспечить физическую дистанцию в полтора-два метра. Поэтому, конечно, проведение таких мероприятий в разгар эпидемии вызывает достаточную обеспокоенность возможным увеличением пациентов через какое-то время по истечению инкубационного периода, что ляжет большой нагрузкой на систему здравоохранения и будет увеличивать и число новых случаев, и число возможных смертей.

— Население Беларуси не до конца доверяет сведениям, которые дает Минздрав. В частности, сомнение вызывает равномерный и крайне низкий по сравнению с другими странами рост числа умерших: три-пять человек в день. Есть ли у организации сомнения в официальной статистике Минздрава Беларуси?

Методика регистрации смертей в разных странах варьирует

— Мы получаем информацию по количеству новых случаев и по количеству смертей от Министерства здравоохранения страны согласно требованиям международных медико-санитарных правил. Конечно, мы используем эту же информацию. Сравнение по количеству смертей между странами – это очень сложный вопрос, потому что мы знаем, что методика регистрации смертей в разных странах варьируется и не всегда стандартизирована. Конечно, в этой связи наша рекомендация и Министерству здравоохранения Беларуси, и всем другим странам – это внимательно смотреть на кодировку причин смертности, для того чтобы она соответствовала рекомендациям ВОЗ.

— В Беларуси соответствует эта кодировка?

— Для того чтобы верифицировать эту информацию, необходимо просмотреть истории болезни пациентов с COVID и тех, кто умер по той или иной причине. Мы не проводим такую работу, мы полагаемся на Министерство здравоохранения в этом плане, которое несет основную ответственность и владеет всем объемом информации. Поэтому здесь, конечно, мы сотрудничаем с национальными органами здравоохранения и предоставляем свои рекомендации, но их выполнение уже зависит конкретно от действий национальных властей.

— Белорусские власти подчеркивают, что нам удалось избежать так называемого лавинообразного роста заболеваемости, что нынешнее положение с эпидемией было спрогнозировано заранее. Между тем, начиная с 3 апреля, количество заболевших в Беларуси выросло по подсчетам в 55 раз – с 351 человека до 19255 человек. Во встречах с белорусскими представителями Минздрава и представителями вашей организации действительно ли такой прогноз был, развитие событий совпадает к началу мая в такой ситуации?

— Здесь прежде всего надо смотреть на факты и на цифры. Мы действительно отмечаем неуклонный и достаточно быстрый рост числа новых случаев в течение нескольких недель подряд. Вы правильно отметили, наверное, с конца марта – начала апреля. Причем этот рост числа новых случаев в Беларуси является одним из самых высоких в европейском регионе ВОЗ. К сожалению, он продолжается.

Последнюю неделю есть признаки некой стабилизации роста числа новых случаев, но очень рано делать какие-либо выводы. При том, что адекватных мер физического дистанцирования в стране недостаточно, поэтому можно прогнозировать дальнейший рост и увеличение этих новых случаев.

В отношении прогнозов – это очень сложный вопрос, потому что прогнозирование роста новых случаев зависит от многих факторов. Мы знаем, что у Министерства здравоохранения существует план противодействия COVID-19, который включает в себя меры по сдерживанию – то, что проводится в настоящее время силами системы здравоохранения. Это, прежде всего, раннее выявление, тестирование, изоляция больных и отслеживание контактов. Это очень адекватные и правильные меры для того, чтобы сдержать вирус.

Но вторая сторона – это замедление распространения инфекции. Для этого необходимо внедрение мер физического дистанцирования. Здесь, конечно, мы видим, что можно было бы усилить – это была одна из рекомендаций Всемирной организации здравоохранения – меры физического дистанцирования. В отсутствие мер физического дистанцирования очень сложно прогнозировать, как поведет себя эпидемия. Скорее всего, мы предполагаем продолжение роста в ближайшее время. Сколько по времени займет достижение пика и продление срока плато – это, опять же, сложно говорить. Это можно будет сказать только ретроспективно.

— Скажите, получается, 800-900 человек в сутки заболевших – это официальные цифры. Эти показатели уже можно считать лавинообразным увеличением?

— Мы говорим об очень быстром росте. Есть еще показатель – скорость удвоения числа новых случаев. Если говорить с этой точки зрения, конечно, здесь этот процесс занимает гораздо большее время, чем мы наблюдали на первых этапах эпидемии, где срок удвоения занимал два, три, четыре дня. На сегодняшний день в связи с тем, что очень большое количество инфицированных, это занимает дольше [времени]. Но тем не менее надо просто смотреть тенденцию, динамику и сравнивать с другими странами. Здесь, опять же, в сравнении с другими странами европейского региона показатели Беларуси по росту новых случаев очень высокие, одни из самых высоких.

— Я так понимаю, это вызывает опасение?

При таком росте даже хорошо подготовленные системы могут не выдержать наплыва пациентов

— Это действительно вызывает опасение. Дело в том, что существующий резерв системы здравоохранения пока позволяет справляться с этим возросшим потоком пациентов. Но при таком росте даже хорошо подготовленные системы могут в один момент не выдержать этого наплыва пациентов. И начнет страдать качество и объем предоставляемой помощи.

Мы здесь говорим не только о пациентах с COVID-19, но и об остальных пациентах, которые тоже никуда не делись, – это пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями, всевозможными хроническими заболеваниями. Насколько объем и качество предоставляемой помощи этой категории пациентов будут задействованы негативно – это тоже надо оценить и принимать во внимание.

— Увеличивается число [заболевших], и прогноз на уменьшение пока не идет, скорее всего, будет увеличиваться. Считает ли Всемирная организация [здравоохранения] положение Беларуси до сих пор контролируемым, как это заявлялось в начале апреля?

— Здесь употребление значений, контролируемое или нет – это достаточно субъективно. Если говорить о распространении вируса среди населения, Беларусь находится на этапе локальной трансмиссии, то есть когда вирус передается внутри населения устойчиво и достаточно быстрыми темпами. Контролировать этот процесс достаточно сложно. Его можно сдерживать мерами выявления, изоляции, лечения, отслеживания контактов. Его можно замедлять путем введения мер физического дистанцирования. Полностью остановить его очень сложно.

А если говорить о контроле ситуации в плане возможности системы здравоохранения предоставить всем больным и всем нуждающимся необходимую медицинскую помощь, то здесь надо смотреть на существующие резервы системы здравоохранения: количество коечного фонда, количество аппаратов ИВЛ. В настоящий момент согласно данным, предоставляемым Министерством здравоохранения Беларуси, этот резерв еще не исчерпан. Поэтому очень важно отслеживать и регулировать этот процесс.

— С учетом проведения всех мероприятий 9 мая – парад, салют, люди будут собираться, – когда Беларусь достигнет пика заболевания после массовых мероприятий?

— Если вы связываете конкретно с проведением парада, вы знаете, что инкубационный период развития заболевания и проявления симптомов составляет две недели. То есть теоретически мы можем ожидать в течение двух-трех недель проявления этого мероприятия в увеличении количества больных. Насколько это повлияет на общую картину? Конечно, мы ожидаем увеличения, но говорить о пике здесь сложно, потому что парад – это массовое мероприятие, но в своих рекомендациях ВОЗ также говорила и о других мерах физического дистанцирования.

Например, перевод по возможности на дистанционное обучение, перевод на дистанционные формы работы, это создание необходимых условий на рабочих местах на тех предприятиях, которые невозможно закрыть или работу которых можно было бы приостановить. То есть учреждения, которые имеют жизненно важное значение для экономики страны. На этих учреждениях необходимо создать возможность, чтобы работники могли соблюдать дистанцию в полтора-два метра и могли соблюдать все правила личной гигиены для профилактики вируса. Здесь вопрос комплексный.

— С учетом всего сказанного – парада, увеличения роста, – насколько уместно говорить о спаде эпидемии в Беларуси?

До сих пор неизвестно, является ли эта эпидемия сезонной

— Надо смотреть на цифры и на факты. Пока говорить о том, что эпидемия достигла своего пика, и начался спад, мы не можем, потому что, глядя на цифры, продолжается достаточно быстрый рост. Помимо этого, вы знаете, сегодня во многих странах Западной Европы есть угроза так называемой второй волны. Даже при уменьшении количества новых случаев в какой-то момент расслабляться ни в коем случае нельзя, потому что есть всегда риск возврата.

Люди, которые переболели, еще неизвестно, могут ли они повторно заражаться

До сих пор неизвестно, является ли эта эпидемия сезонной, ослабнет ли она с наступлением лета. Кроме того, неизвестен вопрос напряженности, стойкости и продолжительности иммунитета. Те люди, которые переболели и у которых появились антитела, еще неизвестно, насколько у них стоек и продолжителен иммунитет, могут ли они повторно заражаться.

Поэтому надо говорить о том, что системы здравоохранения стран в целом должны быть готовы проводить эти мероприятия по профилактике и сдерживанию инфекции в течение достаточно длительного времени. Мы говорим о [сроке] от нескольких месяцев до года, может быть, и больше. Необходимо просто отслеживать эту ситуацию.

— Многие врачи и медики говорят, что если человек переболел, не факт, что он не заболеет повторно. Исключать такого варианта нельзя. Если бы Беларусь приняла такие же меры, как и большинство стран – закрыли бы границы, максимальное дистанцирование и прочее, – как бы это изменило сегодняшнюю ситуацию в нашей стране?

— Здесь можно просто посмотреть на примеры соседних стран. Если вы возьмете, например, страны Балтии, мы можем увидеть соседнюю Латвию. Мы можем увидеть, что им удалось сдержать количество новых случаев, я не помню точных цифр, но до двух тысяч. И также там достаточно небольшое количество смертей. Это, конечно, благодаря мерам физического дистанцирования, может быть, достаточно жестким, которые были введены на достаточно раннем этапе.

Прогнозировать с точностью, какова была бы ситуация в Беларуси, сложно. Вы понимаете, что это все построено на предположениях. Но то, что меры физического дистанцирования замедляют рост количества новых случаев, – это достаточно достоверный факт.

— По поводу работы врачей и медперсонала в целом. В других странах [есть данные] по заболеваемости врачей, многие врачи умирают. Есть ли данные от Минздрава в вашей организации по Беларуси?

В европейском регионе уровень инфицирования медицинских работников около 17%

— В рамках международных медико-санитарных правил все страны мира предоставляют в ВОЗ информацию о количестве новых случаев заболевания и о количестве смертей. Информация конкретно о заболеваемости и смертности среди медработников не является обязательной. Но, на наш взгляд, это очень важная информация для мониторинга и анализа национальными службами здравоохранения, потому что действительно врачи, медсестры, медработники – все в целом – подвергаются очень большой опасности, они находятся на переднем фронте борьбы с этой эпидемией. И мониторинг заболеваемости среди них важен для того, чтобы предпринимать необходимые меры по защите медперсонала.

На сегодняшний день, если я не ошибаюсь, в европейском регионе уровень инфицирования медицинских работников – около 17%, это усредненная цифра. Вы можете видеть, что это очень серьезная проблема для всех стран.

— Средства защиты, как я понимаю, очень важны для медперсонала. В Беларуси есть какая-то информация, насколько их достаточно для наших врачей?

— Средства защиты – это обязательный элемент, потому что без них заражение практически гарантировано, особенно мы говорим об условиях стационара – там, где есть тяжелые больные, которые выделяют этот вирус. Реанимационное отделение, где передача может происходить даже аэрогенным путем при интубировании.

Средства защиты – это большая проблема во всем мире. На сегодняшний день наблюдается глобальная нехватка индивидуальных средств защиты для медработников, с этим сталкиваются все страны.

В этой связи важно сказать, что Беларусь предпринимает усилия для налаживания местного производства средств защиты. И это очень важный компонент для того, чтобы обеспечить устойчивость системы. Но точных данных о нехватке или обеспеченности у нас, конечно, нет. Но это предмет обеспокоенности, и мы работаем с правительством, и с донорами в том числе, чтобы приобрести такие средства и оказывать помощь системе здравоохранения по мере возможности.

— Я слышал, в региональных больницах чуть ли если бы не волонтеры, один врач говорил, что там, кроме перчаток и марли, нет ничего. Насколько в регионах сложная ситуация в плане средств защиты для медиков?

— Мне сложно сказать такую информацию в деталях. Опять же, надо смотреть на медицинские учреждения, которые были перепрофилированы непосредственно для оказания помощи больным COVID-19. Я думаю, что в этих учреждениях обеспечение средствами индивидуальной защиты – это первоочередная задача, и там это просто должно быть, потому что без этого невозможно оказывать медицинскую помощь.

Другое дело, что на сегодняшний день даже неперепрофилированные медицинские учреждения – поликлиники или непрофильные госпитали – они также должны быть обеспечены необходимыми средствами индивидуальной защиты, потому что больные до того, как у них определили и поставили диагноз COVID, могут обращаться и в непрофильные учреждения. Здесь наверняка существуют проблемы и в Беларуси, и во многих других странах.

— А то, что перепрофилируют диспансеры и другие учреждения под прием COVID-19 ,это не говорит о том, что все ближе и ближе ситуация к перегрузке системы Минздрава в целом?

— Это, конечно, говорит о возрастающей нагрузке, потому что в такой ситуации, как огромное количество пациентов с COVID, не была готова ни одна система здравоохранения в мире. Поэтому приходится перепрофилировать существующий коечный фонд под пациентов с COVID-19. Да, это большая нагрузка, потому что, опять же, при перепрофилировании может быть ограничение оказания медицинской помощи другим категориям пациентов. Это, конечно, временно, но это вынужденная мера. Наверное, самое важное здесь – чтобы общий коечный фонд и инфраструктура системы здравоохранения позволяли оказывать помощь пациентам, которые находятся в наиболее критическом и тяжелом состоянии, потому что без медицинской помощи такая категория пациентов не сможет выжить.

Советы руководителя Беларуси про спиртное, которое якобы помогает в лечении. Забегу вперед, скажу, что многие люди верят в такие рекомендации и не относятся серьезно в целом к проблеме. Как можно комментировать такие советы?

Я бы рекомендовал людям относиться критически ко всему, что они слышат

— Мы, например, внимательно отслеживаем информацию, которая предоставляется национальными органами здравоохранения, в том числе представленную на веб-сайте Министерства здравоохранения. Кроме того, есть ряд достоверных источников, в том числе Всемирная организация здравоохранения, где предоставляются рекомендации по личной профилактике и о возможных существующих рисках.

Поэтому, конечно, я бы рекомендовал людям относиться критически ко всему, что они слышат, потому что очень много информации вокруг. В этой связи, конечно, еще важно отметить предоставление своевременной и полной информации населению.

Почему это важно? Потому что, во-первых, население должно быть информировано о том, какие риски существуют. А, во-вторых, если какие-то меры предпринимаются без участия и следования этим рекомендациям населения, все равно успеха не будет. Для того чтобы я, как гражданин страны, следовал советам Министерства здравоохранения, я должен понимать, почему это важно и для чего это нужно. Поэтому здесь одна из наших рекомендаций, в том числе в стране, – это улучшить вопросы информирования о рисках и предпринимаемых мерах.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG