Ссылки

Новость часа

Что происходит в зданиях КПРФ, которые блокирует московская полиция. Рассказывает коммунист из осады в горкоме


Баннер КПРФ в Калининграде

В Москве полицейские окружили здание юридической службы горкома КПРФ, где находятся сотрудники, которые готовились подать иск в суд против результатов дистанционного электронного голосования (ДЭГ).

Полиция также заблокировала приемную первого вице-спикера Госдумы Ивана Мельникова, где находится юрист фракции КПРФ с исками по незаконности ДЭГ.

Глава протестного отдела горкома КПРФ Павел Иванов уже несколько дней сидит в осаде в здании горкома партии в Москве и рассказал в эфире Настоящего Времени, с чем он связывает активность полицейских.

Коммунист Павел Иванов из "осады" в московском горкоме партии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:12 0:00

— Я правильно посчитал, вы уже пятые сутки не выходите из здания горкома партии? Вам известно, что сейчас происходит возле здания?

— Да, все верно, сегодня пятый день, как я нахожусь в осаде. Когда я смотрю в окна, с периодичностью ходят сотрудники в штатском, как я предполагаю, это сотрудники Центра "Э". Стоят полицейские машины, они меняются – у них есть пересменки. Бывает, выходят полицейские, когда начинается какая-то активность – предположим, свет вечером включаем, выключаем. Они начинают выходить из машин, ближе подходить к окнам, заглядывать.

— Больше попыток вызвать машину ко входу в здание вы не предпринимали, чтобы покинуть это помещение?

— Дело в том, что непосредственно сама машина полицейских и гражданская машина, как я предполагаю, сотрудников Центра "Э" стоит возле входа. Просто невозможно будет дойти до машины.

— Вы уверены, что полиция дежурит именно в ожидании вас? Ранее вы связывали это с недопуском вас к участию в акции 25 сентября в прошлую субботу. Вот она состоялась, но почему силовики до сих пор не разошлись, как считаете?

— Да, это касается лично меня, потому что другие сотрудники московского горкома могут заходить, проходить, они мне привозят еду, принесли, спасибо большое, одеяло, помогают мне всячески, сколько могут. Непосредственно дежурят именно по поводу меня. Если бы я мог сесть в машину, то машину явно сразу бы заблокировали. Такое было с депутатом от КПРФ Московской городской думы Енгалычевой, когда она отправила машину с помощником. Машину заблокировали и стали проверять вплоть до багажника – не спряталась ли Енгалычева в багажнике. Поэтому машину на данный момент вызывать просто бесполезно.

Связываю я это все-таки с продолжением [акций]. Смотрите, у нас проходила акция 20-го числа, у нас была встреча с депутатами 25-го числа. Сейчас у нас запланирована встреча с депутатами на Пушкинской площади в два часа дня 2 октября. Поэтому акции продолжаются, мы продолжаем бороться за отмену дистанционного голосования, за отмену результатов этого голосования. По этой причине, я думаю, так и будет продолжаться давление.

Дело в том, что у меня есть телеграм-канал "Партизан", на котором были размещены анонсы данных мероприятий. Он сам довольно-таки небольшой – в нем три тысячи с копейками подписчиков, – но большие, крупные протестные каналы оттуда брали информацию. В основном все анонсы расходились с моего канала. Как я уже сказал, нельзя показать в нашей стране, что так можно, что может человек быть свободным и призывать людей на мирные санкционированные законные встречи с депутатами Государственной Думы. И также непозволительно осуществлять данные мероприятия в дальнейшем.

— Вы вспомнили о Екатерине Енгалычевой – ей удалось в ночь на понедельник выйти из осады в Мосгордуме. Потом она написала пост благодарности Геннадию Зюганову. Вы как-то связывались с Зюгановым?

— Нет, лично я не связывался – у меня нет прямой связи с Геннадием Андреевичем.

— Ваших коллег задерживают за участие в акциях 20 сентября. Вы говорите об анонсах этих акций. А вы в понедельник, 20 сентября, были на той встрече с депутатом?

— Да, конечно, 20-го числа я был. На все мероприятия, на которые я даю анонсы, я всегда являюсь сам, если мне не препятствуют: не задерживают, не кидают в автозаки либо, как сейчас, не блокируют здание, не позволяя выйти. Если я призываю, то я и сам всегда хожу. Я был 20-го числа.

— Есть ли у вас сейчас план действий? Сколько вы продержитесь сейчас в этой осаде?

— Я не знаю, но, посоветовавшись со старшими товарищами и юристами, мне пока посоветовали сидеть, и я слушаю их советы – они более опытные.

— Как в целом вы можете расценивать то, что сейчас происходит с Коммунистической партией? Геннадий Зюганов предлагает быть более сдержанными, вы предлагаете все-таки продолжать встречи с депутатами, требовать отмены ДЭГ и выступать против фальсификации голосования. Как это можно оценить, с вашей точки зрения?

— Оценить что именно? Что будет дальше?

— Что происходит с Коммунистической партией? Я так понимаю, что верхушка более спокойная, вместо субботних встреч приходит на онлайн-встречи с Владимиром Путиным, другие активисты партии призывают выходить на митинги, акции протеста.

— По моему мнению, это просто разный уровень. В партии всегда есть люди, которые разговаривают непосредственно с властью где-то в кабинетах, и это правильно. На другом уровне другие депутаты либо члены партии занимаются другой деятельностью, например улицей, протестами и так далее. Это очень часто разделено. Это просто разные уровни борьбы.

— В следующие выходные состоятся подобные встречи с депутатами с требованием отменить результаты дистанционного электронного голосования?

— Вы поймите, мы-то готовы анонсировать и организовывать эти встречи. Тем более что встречи с депутатами Государственной Думы, как я уже не раз говорил, Геннадий Андреевич об этом говорил, они абсолютно законны. Другой вопрос – сколь готово общество выйти и бороться за свои права, за свои украденные голоса? Это все зависит от общества гораздо больше, чем оно думает.

— В целом сколько вы готовы сидеть в этой осаде?

— Пока это будет целесообразно. Дело в том, что если мне будет целесообразно выйти и быть задержанным, значит, я выйду и буду задержанным. Я хотел выйти 25-го числа, о чем сообщил своему старшему товарищу, но после разговора с юристами мне посоветовали оставаться. Все будет зависеть от целесообразности.

— Как вы поймете, что вам уже можно выходить?

— Не можно, а нужно выходить. Дело в том, что, как я уже сказал, я хотел выйти еще 25-го числа. Если этот вопрос не будет решаться какой-то длительный период, я просто возьму и выйду. Объявлю об этом в своем телеграм-канале, постараюсь, конечно, чтобы какая-то пресса была для того, чтобы можно было это осветить.

— То есть морально вы готовы к задержанию?

— Конечно. Вопрос не в задержании – это для меня вообще не проблема.

Новости

XS
SM
MD
LG