Ссылки

Новость часа

"Человек, который дал деньги, может сесть в тюрьму". Интервью с автором законопроекта о дезинформации – министром культуры Украины 


Интервью с автором законопроекта о дезинформации – министром культуры Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:10 0:00

В Украине хотят наказывать журналистов за дезинформацию – штрафами и реальными сроками лишения свободы. Соответствующий законопроект сейчас готовит Министерство культуры, молодежи и спорта. Руководитель министерства Владимир Бородянский пообещал, что закон еще будет дорабатываться и только потом его начнет обсуждать Верховная Рада.

Корреспондентка Настоящего Времени поговорила с министром Бородянским о том, кто будет отвечать за дезинформацию, зачем журналистов обяжут вступать в ассоциации и кто станет доказывать, что опубликованная новость – недостоверная.

— Если этот законопроект Верховная Рада утверждает в том виде, в котором он есть сейчас, и он становится законом – что я, как журналист, должна делать на следующий день?

— Вы сейчас сделали допущение, которого уже точно не будет. Закон не будет утвержден в этом виде в Верховной Раде, потому что в процессе нашего горячего обсуждения с журналистами и с экспертами, – собственно, мы его для этого и выносили, чтобы проверить на стрессоустойчивость, на краш-тест…

— Этим законопроектом вводятся термины "профессиональный журналист" и просто "журналист". Какая разница?

— Это не вопрос вашей самоидентификации. Мы считаем, что профессия журналист очень важна и что она является профессией, которая обеспечивает право людей на правду. Однако в последнее время – уже не один год, не два, не три, а длительное достаточно время – количество людей, которые называются журналистами, но таковыми не являются, увеличивается в геометрической прогрессии. Поэтому этот закон вводит такую институцию как саморегулирующая журналистская организация, одной из основных задач которой является работа над тем, чтобы журналисты придерживались стандартов.

— Те, кто считают себя профессиональными журналистами, они должны вступать в эту ассоциацию?

— На сегодняшний день описано так, что должны. Теоретически может быть так, что эта организация может присваивать этот статус не членам этой организации. У нас были жаркие дискуссии с отдельными журналистами, которые говорили: а мы не хотим вступать, почему вы нас заставляете. Тут важна гражданская позиция, мне кажется. Хотим, не хотим – сейчас скажу вещь, за которую меня опять будут критиковать, – это немного инфантильно. Особенно в период, когда в твоей стране идет война и когда ты заинтересован в том, чтобы построить цивилизованное прогрессивное информационное пространство.

— Персона уполномоченного по вопросам информации – это назначаемая должность. Но какие гарантии могут быть у журналистов, что это будет действительно незаангажированный независимый человек, даже если он пройдет через конкурс?

— Никаких гарантий быть не может. Он может стать заангажированным через какое-то время, он может изменить свою позицию – много чего может произойти. Очень важно иметь балансирующие в законе элементы, поэтому этот человек не может выносить никаких самостоятельных решений, которые ведут к последствиям. То есть он говорит: ребят, у вас дезинформация. Вы говорите: мы не согласны. В суд. И государство должно доказать в суде, что это дезинформация. В основе доказательства лежит то, что факта, который использовал журналист, не было – он не существовал, он придуман.

В Украине хотят наказывать журналистов за дезинформацию
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:25 0:00

— Украинская судебная система сейчас достаточно объективна для того, чтобы журналисты были спокойны, что если [есть] уполномоченный – к нему вопросы?

— Мы – страна, которая болеет и которая лечится. Мы, опять-таки, предусмотрели внутри этого законопроекта элементы, которые могут защитить журналиста от ошибок нашей судебной системы. Там есть обязательное обращение апелляционного суда в ЕСПЧ для того, чтобы вынести окончательное решение. Пока нет этого решения – нет решения украинского суда. В тюрьму может попасть только тот человек, который финансирует [дезинформацию].

Условно говоря, есть человек, пришел к журналисту, дал ему денег и сказал: ты систематически – три и больше раз – распространяешь дезинформацию. То есть вот этот человек, который дал деньги, он может сесть в тюрьму.

—​ Штрафы тоже достаточно высокие. Если переводить в доллары, то первый штраф – около $200 тысяч. Журналистика не настолько высокооплачиваемая профессия.

— Не журналист заплатит, а распространитель информации. Это гибридная война, и ее оружием является дезинформация. Это война. Если вы распространяете дезинформацию – вы должны понимать, что уровень социального вреда, который наносится этой дезинформацией, – он огромен. И это не $200 тысяч.

— А вы допускаете, что отдельные люди, чиновники могут пользоваться этим законопроектом, для того чтобы неугодных журналистов [преследовать]?

— Не допускаю, потому что мы сделаем его таким, что им пользоваться будет нельзя отдельным людям и чиновникам.

— Это звучит как-то очень романтично.

— Я считаю, нет ничего плохого в том, что это звучит так, как звучит. Я бы не сказал, что это романтично звучит. Это возможно сделать на 99%, всегда есть какой-то один процент. Вопрос – насколько этот один процент будет наносить ущерб.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG