Ссылки

Новость часа

"Продемонстрировать отличие от политики Трампа". Почему Байден меняет отношение к "Северному потоку – 2"


Министерство финансов США включило в санкционный список 13 российских судов, связанных со строительством газопровода "Северный поток – 2". При этом Соединенные Штаты не стали накладывать ограничения на оператора газопровода – немецкую компанию Nord Stream AG 2.

О политике президента США Джо Байдена в отношении "Северного потока – 2" мы в эфире Настоящего Времени поговорили с Иваном Куриллой – российским историком-американистом, профессором Европейского университета.

Почему Байден меняет отношение к "Северному потоку – 2" – рассуждает профессор-американист Иван Курилла
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:01 0:00


— Госсекретарь США Энтони Блинкен накануне заявил, что отказ от санкций [в отношении Nord Stream AG 2] отвечает национальным интересам США. Каким? Почему Байден вообще меняет политику по отношению к "Северному потоку – 2"?

— Обратите внимание: каждый президент Соединенных Штатов, независимо от того, от какой партии он был избран, начинает с того, что пытается улучшить отношения с Россией. И каждый раз немедленно попадает под атаку своих оппонентов. Трампу приписывали какие-то теплые отношения к Кремлю, и демократы его атаковали за предполагаемые попытки улучшить отношения. Теперь президентом стал демократ, и мы видим, как на 180 градусов развернулась вашингтонская политика: теперь демократы вроде бы делают уступки Кремлю, а республиканцы их за это критикуют.

В значительной степени исполнительная власть Соединенных Штатов, любой президент, который там находится, пытается сбалансировать внешнюю политику. Для президента внешняя политика – это некая шахматная игра, как когда-то писал Бжезинский. А для конгрессменов, для сенаторов – это прежде всего какой-то повод для внутриполитической игры. Именно поэтому любой президент пытается установить партнерские отношения с Европой.

Многие в Вашингтоне считают, что Трамп испортил отношения с Германией в том числе потому, что настаивал на санкциях по "Северному потоку". Отношения с Россией, в общем, тоже находятся в какой-то нижней своей точке. Вот Байден, став президентом, как раз пытается сбалансировать [эти отношения], как он понимает. Мы видим, что это вызывает неоднозначную реакцию, но он пытается как раз решить наиболее острые проблемы, оставленные ему предыдущей администрацией.

— То есть сблизиться больше с Россией и с Германией. Но при этом что делать с Украиной? Украинский президент довольно резко высказался об этом возможном снятии санкций, сказал, что это будет личный проигрыш президента США Джо Байдена. Как вам заявление Зеленского, тон? Сможет ли Владимир Зеленский такими словами убедить американского президента изменить свое решение?

— Боюсь, что нет. Я думаю, что Байден в данном случае не будет прислушиваться к давлению даже своих сенаторов и тем более к тому, что говорит президент Украины. Прежде всего для Байдена здесь важна поддержка собственной партии. И я не вижу перспектив того, чтобы демократические сенаторы своего президента стали критиковать. Что касается международного недовольства со стороны Украины или недовольства со стороны каких-то еще стран Европы – американские президенты очень редко обращают внимание на такую международную критику, это как раз совершенно вторичное соображение для принятия решения.

— А что Байден получит взамен? Что ему может дать Путин или Меркель? Или оба: и Путин, и Меркель?

— Я думаю, что Байден заявит, что Трамп разбалансировал внешнюю политику Соединенных Штатов, что Трамп поругался со всем миром, что Трамп сделал из бывших союзников – я имею в виду Европу – если не врагов, то отстранился от бывших друзей. А вот Байден таким образом возвращает себе главных партнеров и союзников в Европе. И снижает уровень конфронтации с Россией, делает отношения с Россией более предсказуемыми. Друзей он, наверное, в Кремле не найдет таким образом, но во всяком случае сможет своим избирателям, американцам, объявить, что Россия больше не такая страшная, не такая опасная, как была все четыре предыдущих года. То есть это вполне предсказуемый шаг.


— То есть он пойдет на то, чтобы достроить все-таки "Северный поток – 2″ в обмен на просто заявление о том, что он наладил связи во внешней политике и с Германией, и с Россией?

— В отличие от республиканцев, демократам и Байдену вообще экономически никак этот "Северный поток" не интересен. У республиканцев среди группы поддержки нефтегазовая отрасль, и там совершенно очевидно, что "Северный поток" имел экономическое, не только политическое значение. У демократов такого ограничения на какие-то нефтегазовые вещи не существует. Поэтому это чисто политика, именно международная политика, скорее даже международная риторика, в которой Байден вполне, мне представляется, считает возможным делать уступки и демонстрировать отличие своей политики от [политики] предшественника.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG