Ссылки

Новость часа

Правозащитник: публикация личных данных нарушающих закон белорусских силовиков – это оружие противодействия


Правозащитник и волонтер Андрей Стрижак рассказал о том, как белорусы могут ответить на агрессию силовиков, и почему, как он считает, встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина не имеет значения.

Правозащитник рассказал, как белорусы могут ответить на агрессию силовиков
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:05 0:00

– В эти минуты начинается акция в центре Минска, и не только в центре – в разных точках Минска и в разных городах Беларуси. Вы где находитесь?

– Я сейчас нахожусь в Вильнюсе.

– Расскажите, с какими ощущениями смотрите те кадры, которые мы показывали, имею в виду, что еще до начала акции людей прижимают к забору и поодиночке арестовывают, задерживают?

– Как и каждого белоруса, который сейчас смотрит эти кадры, меня переполняет возмущение действиями силовиков. Однако нужно четко понимать, что на их действия есть противодействие.

Буквально на днях было выпущено заявление киберпартизанов, которые сказали о том, что у них есть база данных – около 10 тысяч силовиков. И в случае, если будут продолжаться брутальные задержания, которые мы сейчас видим на этих кадрах, эта база будет обнародована. А это их адреса, это их локации, где они находятся. Ситуация такая, что об этих людях будет все известно всем.

И насколько я знаю, в ближайшее время готовится уже публикация первого объема этой базы для того, чтобы силовики не думали, что они могут скрыться за балаклавами и творить такие бесчинства, которые мы сейчас видим в прямом эфире.

– А это соизмеримое, по вашему мнению, противодействие?

– Дело в том, что мы не можем противостоять силой на силу, потому что власть имеет монополию на насилие, власть имеет силовые структуры. Общество должно реагировать ассиметрично. И в данном случае публикация информации личных данных людей, которые нарушают закон, нарушают права человека, является достаточно мощным оружием.

Потому что мы видели сегодняшние кадры, которые вы показывали буквально перед этим эфиром, о том, насколько силовики боятся снятия балаклав, насколько они боятся деанонимизации. Потому что эти люди после того, как снимают форму, они точно так же, как все остальные, ходят по улицам, ходят в магазины, забирают детей из детских садов. И ясно, что они не хотят, чтобы их ассоциировали с их работой. Но так не получится, ребята. Либо вы прекращаете насилие против граждан, либо о вас и о ваших поступках будут знать все.

– Вот знают, например, о поступках. И что дальше?

– Отказ от обслуживания в объектах малого бизнеса, публичное неприятие этих людей в обществе. То есть это создание для них очень неприятных условий жизни. Кроме работы они еще ходят в магазины, ходят в какие-то общественные места. Есть такой канал "Черная книга Беларуси", на котором публикуются их фотографии, где видно, что это люди, которые живут обычной жизнью кроме того, что они бьют дубинками журналистов, женщин и других мирных граждан.

И публикация такого рода информации, она деморализующе действует на силовиков. И те люди, которые колеблются в рядах силовиков – а таких достаточно, – они будут отказываться выполнять преступные приказы.

– Еще до начала акции силовики уже начали задержания, просто выдергивали людей из сцепок и отводили в так называемые бусики. Какие ваши прогнозы на сегодняшнюю акцию?

– Она будет достаточно многочисленной, несмотря на эти задержания, которые сейчас происходят. Люди все так же выходят, люди все так же сопротивляются тому, что сейчас Беларусь превращается в военную диктатуру фактически, – мы видим очень много силовиков, очень много оружия на улицах. И эта ситуация абсолютно ненормальна.

Каждый шаг по эскалации насилия, который мы видим со стороны властей, ведет к тому, что экономика страны все под большим ударом и все больше просаживается сейчас под воздействием внешних и внутренних факторов. А это значит, что через некоторое время власти просто не будет чем платить гигантские премии людям, которые ее защищают.

По большому счету, партия власти так и не сформировалась. Очень многие чиновники и люди среднего звена в государственных органах точно так же в шоке, как и мы с вами, от того, что происходит в стране. И они колеблются, они думают о том, что делать дальше и на чью сторону переходить: или на сторону власти, которая потеряла легитимность, как внутреннюю, так и внешнюю, или на сторону народа.

– Мы уже месяц об этом говорим, но я еще не припомню ни одного такого случая.

– На данный момент, если вы обратите внимание, то уже практически сформирована параллельная ассоциация спортсменов страны – это один из таких ярких примеров. Олимпийцы, призеры чемпионатов мира и Европы очень четко говорят свою позицию, вчера Надежда Скардино высказалась по этому поводу. То же самое происходит и внутри чиновнического аппарата. И я думаю, что ближайшие недели будут достаточно интересными, вы увидите еще несколько громких и ярких заявлений.

Этот процесс происходит не моментально. Чем больше власть осуществляет насилие, тем меньше люди, которые в ее рядах адекватные, готовы это все принимать. И внутри властных структур, во-первых, идет саботаж, во-вторых, идут попытки нащупать переговорные площадки для того, чтобы договориться о том, чтобы менять власть и осуществлять мирный транзит.

– Чего ждете от встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным?

– Что бы ни подписал, что бы ни пообещал, что бы ни проговорил Александр Лукашенко, это бывший президент. Его слова не имеют никакой силы, никакой правомочности по отношению к тому, что будет происходить с нашей страной дальше. То, что он сейчас путем захвата власти пытается вести переговоры от лица белорусского народа, – это абсолютно нелегитимно.

Еще раз подчеркиваю: легитимность власти подорвана как на внутреннем, так и на внешнем уровне, мы все уже знаем о том, что европейские страны, в частности Польша и Литва, начали переговоры и начали признавать в качестве легитимного лидера Беларуси Светлану Тихановскую. И это очень мощные сигналы к другим участникам международного сообщества, также вы слышали заявление госсекретариата США по этому вопросу.

Поэтому все, о чем завтра Александр Лукашенко договорится с Путиным, оно не будет исполнено по той причине, что этот человек уже не имеет власти в стране.

– Почему, по-вашему, отводят войска – точнее, не знаем, отводят ли уже – от западной границы. Но, по крайней мере, такое намерение Александр Лукашенко заявил. Почему?

– Тут нужно четко учитывать, что есть еще такие факторы, как давно уже запланированные различные действия. Это учения всевозможные, которые были в Беларуси запланированы. Поэтому далеко не все связано с тем, что прямо сейчас происходит на улицах страны. Но в любом случае армия – это не инструмент подавления внутренних протестов, потому что она совершенно не под это заточена.

Основной инструмент для того, чтобы подавлять протесты, – это, конечно, внутренние войска и МВД в целом. Поэтому армейские подразделения, я абсолютно уверен, будут занимать нейтральную позицию в этих всех конфликтах. И более того скажу, для власти это большая опасность, потому что солдат-срочник, который стоит в оцеплении, он потенциальный сторонник скорее, чем противник тех людей, которые сейчас с бело-красно-белыми флагами выходят на площади и улицы своих городов.

– Почему?

– Потому что это не милиционер. У милиционера есть четкие инструкции и четкое понимание, что он должен задерживать, что он должен препровождать людей, которые, по мнению власти, нарушают закон, в милицейские участки. У военного нет такой функции, военный создан для того, чтобы воевать с внешним врагом. Внутренние враги – это не функция армии. Поэтому тут все на самом деле намного сложнее, чем это кажется власти.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG