Ссылки

Новость часа

"Дубинки по назначению" и "их ждет суд". Что о действиях силовиков в Беларуси говорят их коллеги из Украины, России, Грузии и Кыргызстана


Во время подавления протестов в Беларуси погибли не менее шести человек. Одного нашли повешенным в парке, в двоих стреляли во время разгона. Также был найден мертвым член комиссии, отказавшийся подписать итоговый протокол. Ни одно уголовное дело по фактам их смерти и насилия со стороны силовиков не заведено.

О действиях белорусских силовиков и о работе на протестах мы поговорили с представителями правоохранительных органов Украины, России, Грузии и Кыргызстана.

"Лукашенко кровью связал с собой силовиков"

Председатель Московского межрегионального профсоюза МВД и Росгвардии Михаил Пашкин:

Сначала Лукашенко кровью связал с собой силовиков, а теперь они от него уже ни на шаг. В России были разного рода демонстрации, но там такого не было. Потому что Путин умнее. В России никому руки не ломали, не пытали, не избивали. Жестко задержали – и в автозак. Ни над кем не издевались. Это абсолютно разная ситуация.

[Приказ на использование жесткой силы] идет сверху. [В Беларуси] авторитарный режим в этом плане. Сам Лукашенко об этом говорил. Если сверху сказано: "Любыми средствами", то и любыми средствами расправляются.

На всех сотрудниках белорусской полиции нет номеров, они в шлемах, в отличие от западных полицейских, которые все пронумерованы, – тогда можно выяснить, кто кого ударил. Мне в этом плане больше нравятся западные полицейские, на которых есть наклеечки с личными номерами. В России тоже хотели такое ввести, но стали прятать жетоны под куртками, под бронежилетами, а снаружи их не видно. Это делается для того, чтобы безнаказанно можно было лупить кого угодно, и к тебе не было никаких вопросов. И когда им дают приказ, то, конечно, в порыве массового безумства они делают все, что им скажут.

У нас в России один сотрудник полиции четыре года назад задержал человека, который угнал машину, положил его на землю и поставил на него ногу. Он получил четыре года. Экспертиза показала, что он его даже не бил, а просто ногу поставил сверху.

В России, может, демонстрантам и запрещают что-то, не дают им ходить. Но в Хабаровске ходят, полиция там даже близко не появляется. А если появляется, то ничего практически не делает. Это связано с тем, что нет политического решения эту акцию пресекать. Решили так, пусть ходит народ. Может, когда-нибудь устанет ходить. А Лукашенко не стал терпеть этого и сглупил. И теперь его в Гааге будут судить.

"Право применять силу"

Вячеслав (просит не называть фамилию). Во времена Евромайдана (2013-2014) руководил одним из подразделений "Беркута", которое принимало участие в разгоне протестов в Киеве. Сейчас Вячеслав работает в Национальной полиции:

Во всем мире полицейские действуют одинаково. У них есть право использовать силу, они ее применяют. Что было в США? Там просто доставали оружие и стреляли либо душили. И все нормально, никто ничего не кричит. А тут в Беларуси так сразу такой ажиотаж. Показывают только, как сотрудники милиции применяют силу, но никто же не показывает, как в отношении них используют силу. Посмотрите в интернете, там есть много роликов, где бьют сотрудников милиции. Есть высказывания, где уже начинают угрожать, как угрожали нам в Киеве, что мы опубликуем ваши списки с адресами со школами, где ваши дети учатся, где ваши родители. Вот, призывали людей: идите сожгите машину, спалите хату. Тут так же точно в Беларуси уже сейчас начинается.

Не нужны никакие приказы. Сотрудник правоохранительных органов индивидуально принимает решение об использовании или неиспользовании физической силы, специальных средств и оружия. Когда сотрудник полиции находится при исполнении служебных обязанностей и у него возникают обстоятельства для использования силы, спецсредств или оружия, невозможно ему ждать приказа. Кто будет давать ему этот приказ? Нужно принимать решения очень быстро. И ему дано такое право. Например, ты стоишь ты где-то и охраняешь объект. И тут подходит какое-то количество людей и пробует захватить этот объект. И тут все действуют согласно своим должностным инструкциям. Инструктаж, конечно, проводится перед каждым мероприятием. Сотрудник полиции перед тем как заступить на службу, даже на рядовое патрулирование, проходит инструктаж. Есть ответственные по подразделению, есть руководство, которое его инструктирует.

В Украине есть [регламент нанесения ударов], есть рекомендации, куда не рекомендуется бить: ключица, голова, глаза. Вообще-то полицейские знают и, как правило, они должны стараться нанести удар по мягким частям тела. [Бить лежащего человека ногами] – это ненормально.

Я никогда не сталкивался с [отказом исполнять приказ]. Вы все хотите услышать, что какой-то руководитель высокого уровня отдал какой-то незаконный приказ. Понимаете, это априори невозможно. Я служил почти тридцать лет, но никогда не слышал, чтобы кто-то отдал такой приказ.

Мы не испытывали к протестующим негатива. Мы видели, что перед нами стоят наши граждане. Где-то мы даже кого-то жалели, люди были разные, одни люди приходили с добрыми намерениями, а другие что-то там кидали. Разное и отношение к ним было.

Если обернуться назад и посмотреть, проанализировать ситуацию, то, думаю, что много было [коллег, которые поддерживали Евромайдан]. Я даже не скажу, что поддерживали, но они были недовольны той властью, которая была, и теми действиями. Таких людей было очень много, но у них свое видение ситуации. Перемен в государстве хотели все, но никто из коллег не хотел, чтобы это произошло силовым способом.

"Советская репрессивная система"

Хатия Деканоидзе – бывшая глава Нацполиции Украины (2015-2016), руководительница полицейской академии Грузии (2007-2012), принимала участие в реформировании украинской и грузинской полиции:

Действия белорусских силовиков – это советская репрессивная система, которая так и не реформировалась. Если система защищает только саму систему и власть, то это означает, что там с правами человека вообще не считаются. Силовые структуры [в Беларуси] действуют против людей, избивают людей, и их потом не наказывают [за это]. Силовики здесь нарушают абсолютно все конвенции, которые защищают права человека, особенно на демонстрациях, особенно [их] высказывания.

Если нарушается порядок, то полиция имеет право применять спецсредства. Но если спецсредства применяются для того, чтобы подавить манифестацию, которая защищает голоса и права людей, Конституцию, – конечно, это незаконно.

В демократических обществах [приказ отдает] начальник полиции. У меня был опыт работы в правоохранительных структурах в постсоветских странах, и я хочу сказать, что человек, который представляет политический истеблишмент – глава МВД и так далее, – он или она не должны отдавать такой приказ. Вы же понимаете, что это всегда политический приказ. Так что начальник полиции или полицейский сам по себе должен действовать по закону, который расписан и утвержден. И каждый полицейский должен понимать, что если он нарушит закон, то будет потом наказан по закону.

[Есть регламент нанесения ударов]. Это тоже относится к специальным средствам. Но ни в коем случае нельзя бить людей, которые просто выражают мнение, стоят на демонстрации, – это нарушение прав человека.

В Грузии 20 июня прошлого была "ночь Гаврилова", когда люди вышли на манифестацию, протестовали, когда [депутат российской Госдумы] Сергей Гаврилов приехал в Грузию, – и полиция применила непропорциональную силу. Тогда несколько человек потеряли глаза, силовики [использовали] спецсредства – стреляли резиновыми пулями, которые являются летальными, – отравили газом очень многих людей. Сила, которую применяет государство, всегда должна быть пропорциональна. Это самый важный стандарт.

Если представители правоохранительных органов не защищают права человека, а избивают, применяют насилие, они должны понимать, что они тоже будут наказаны законом. А если есть общая безнаказанность, если их потом защищают как часть системы, конечно, они понимают, что они могут избивать, нарушать права людей и при этом не будут наказаны. Это такой психологический момент – система защищает политический истеблишмент, а не людей.

Есть несколько вариантов, как [представители системы] могут влиять на человека, который отказывается выполнять политический приказ: выгнать, наказать, что-то сделать, не давать часть зарплаты. Это все стандарты, которые действуют в тоталитарных государствах.

"Полицейские не звери"

Артур Медетбеков, председатель объединения ветеранов "Антитеррор-Альфа", бывший первый заместитель председателя ГКНБ Кыргызстана:

Применительно к Беларуси, думаю, что отдельные сотрудники правоохранительных органов превышают [свои полномочия]. Они вылавливают людей, когда те идут по тротуару, по аллее или где-то возле домов. Это многих удивляет – общественность не только в Беларуси, но и в других странах.

У сотрудников правоохранительных органов есть устав, есть нормы, правила, специальные приказы, по которым они должны действовать, по которым они проводят тренировки, репетиции, подготовку. В большинстве случаев сотрудники получают приказ от вышестоящего руководства. Но среди сотрудников правоохранительных органов бывают отдельные [коллеги, у которых] сдают нервы, они психологически ломаются, иногда бывают жесткими, иногда перегибают палку, превышают свои служебные полномочия.

[Использование спецсредств силовиками] зависит от ситуации. Если митингующие применяют коктейль Молотова, камни, палки, начинают избивать, сопротивляться, нарушают общественный порядок и ведут погромы, то сотрудники правоохранительных органов, которые должны обеспечить безопасность, применяют специальные средства: тот же газ, те же шокеры – независимо от команды, потому что у них четко это написано. Если митингующие превышают свои гражданские права и там идет поджог, погромы, то, естественно, исходя из ситуации, вышестоящее руководство отдает команду на более жесткие [меры], иногда даже с применением каких-то специальных особо жестких технических средств.

Когда огромная толпа митингующих стоит и кричит, требует свое, это оказывает психологическое давление на сотрудников правоохранительных органов. Если среди тысячи митингующих есть где-то 20-30 радикально настроенных человек, а остальные – колеблющиеся, то когда идет команда "вперед", это может создать так называемые столкновения и массовые беспорядки. Тем не менее сотрудники правоохранительных органов, которые там стоят, если у них нет приказа применять специальные средства, какие-то жесткие меры, то они [этого] не будут делать. Все зависит от вышестоящего руководства, плюс от ситуации.

Если человек уже лежит на земле, его бить, конечно, нельзя. Полицейские тоже не звери. Если человек лежит без сознания, тем более если он добровольно сдается – зачем избивать? Есть отдельные щеглы, которые сами по себе психологически надломлены и допускают такое превышение служебных полномочий, могут ударить лежачего. Есть такое. В каждом конкретном случае надо подавать жалобу в соответствующие органы, которые надзирают над ним, чтобы привлечь его к ответственности.

Если вышестоящее руководство дает команду стрелять в свой народ или применять очень жесткие меры, то сотрудник правоохранительных органов может отказаться. У нас были такие случаи. Но он давал присягу – ему грозит военный трибунал. Исходя из этого, за невыполнение приказа вышестоящего руководства, тем более в таких, применительно к боевым, условиях, они несут уже уголовную ответственность. Но бывает и такое, что не один, а целая группа сотрудников могут отказаться. Могут они и более лояльно относиться к митингующим. Были случаи, когда переходили [на сторону митингующих]. Человеческий фактор есть человеческий фактор. Жизнь есть жизнь. Психологию людей и их нравы невозможно довести до автоматизма, чтобы он был как зомби. Все люди могут поменяться.

В Кыргызстане в 2007-2008 годах были мирные митинги с небольшими давлениями, без нарушений общественного порядка. Когда среди митингующих лидеры и ораторы призывали правоохранительные органы перейти на сторону революционного комитета, на сторону митингующих, чтобы они не обеспечивали безопасность узурпировавшего власть в республике бывшего президента Бакиева, были сотрудники, которые переходили на сторону митингующих. Но после того как они перешли, их привлекали и уволили. Через некоторое время у нас совершился вооруженный переворот, и они не понесли никаких наказаний.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG