Ссылки

Новость часа

"Хочу, чтобы моя родина не превращалась в Северную Корею". Микита Микадо – про обыски в минском офисе компании PandaDoc


В Беларуси сотрудники Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля 2 сентября пришли с обыском в офис компании PandaDoc. Ранее сооснователь этой компании Микита Микадо – белорусский предприниматель, получивший особенно широкую известность после выхода фильма Юрия Дудя о Кремниевой долине, – создал проект по сбору денег для силовиков, "перешедшим на сторону добра", то есть тем, кто решил сменить профессию. Они уже получили 594 заявки и сделали выплаты по 26 из них.

Сейчас Микадо находится в Сан-Франциско, где расположен главный офис PandaDoc. Компания разрабатывает софт для электронного документооборота и является резидентом белорусского Парка высоких технологий. Стартап был основан в 2011 году и привлек более $30 млн инвестиций.

Микадо опубликовал в фейсбуке видеообращение, в котором подтвердил, что сотрудники Департамента финансовых расследований КГБ Беларуси забрали на допрос директора минского офиса, пытаются получить доступ к телефонам и компьютерам других сотрудников.

О происходящем Микита Микадо рассказал в эфире Настоящего Времени.

Микита Микадо – про обыски в минском офисе компании PandaDoc
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:20 0:00

— Что с вашими сотрудниками в Минске сейчас?

— К сожалению, не знаем. Их до сих пор удерживают без предъявления каких-либо обвинений. Мы пытаемся получить хоть какую-то информацию, но сделать это очень сложно.

— По реакции социальных сетей, мессенджеров видно, что их телефонами уже завладели сотрудники КГБ, или пока это непонятно?

— Пока этого не видно.

— С чем вы связываете эти обыски?

— Конечно, с моим заявлением на видео, больше ни с чем.

— С вашим заявлением о проекте поддержки силовиков?

— Да. Я три недели назад записал видео после увиденного насилия на улицах Минска о том, что я поддержу всех тех, кого репрессируют, в случае, если они откажутся исполнять преступные приказы. Мне не было понятно, как, почему люди исполняют приказ бить и мучить. Я как-то хотел это остановить. Мне казалось, что, может быть, эти люди боятся остаться без работы.

— Кто-нибудь пришел к вам за помощью в итоге?

— Сотни человек. Поток был таким большим, что пришлось из друзей собирать команду, ставить это на поток. Нам вызвался помогать фонд, который ребята организовали через фейсбук. Двадцать тысяч человек пожертвовали средства для того, чтобы этот фонд мог что-то делать.

— То есть ваш проект реально повлиял на ситуацию в силовых структурах страны?

— Я не знаю. Но я знаю, что заявления высшего руководства силовых структур на эту тему были, собственно говоря, этот рейд – это подтверждение тому, что нас пытаются запугивать, и делают это через бизнес, который, в принципе, вообще ни при чем.

— Как думаете, в результате что будет с проектом? Вам придется его свернуть, или вы будете продолжать пытаться его развивать?

— Я если бы и хотел его свернуть, не могу его свернуть.

— Ключи не у вас?

— Да, ключи не у меня. Собственно говоря, все, что я сделал, – это записал видео. И потом десятки людей ко мне обратились: я тоже хочу к этому флешмобу, по сути, подключиться. А потом десятки тысяч людей по 3-5-10 долларов сбросились ребятам, которые основали фонд, для того чтобы помочь репрессированным людям. Не только силовикам, но и обычным жителям.

— Мы с вами говорили две недели назад, вы рассказывали о том, что проект заработает. Вы сейчас говорите, что он реально заработал. За две недели сделать проект, который работает, – это впечатляет. Что с вашим бизнесом в Беларуси будет? Немаленьким, кстати, и довольно известным белорусским IT-бизнесом? В этой ситуации после обыска. Как вы оцениваете его перспективы?

— Я верю в лучшее. Я никогда не видел белорусский народ таким сплоченным. Я очень надеюсь на перемены. В случае перемен в стране, прекращения насилия, прекращения репрессий мы продолжим расти год за годом в Республике Беларусь. Я белорус, я очень хочу, чтобы моя родина процветала, а не превращалась в Северную Корею в центре Европы.

— Ваши сотрудники – заложники, как вы считаете?

— Конечно.

— Сколько человек сейчас находятся на допросе в КГБ и вообще неизвестно где?

— По нашей информации, четырех человек сейчас удерживают.

— Сколько всего у вас людей работает в Беларуси?

— Я не могу сказать, сколько сейчас находятся в Беларуси, потому что многие выехали из страны. Но всего 270 сотрудников у нас в Минске.

— Вы думаете, что ваши сотрудники поддерживают вас?

— По опросам, я думаю, что большинство [поддерживают]. Что наши сотрудники? Вообще в принципе в Беларуси большинство людей поддерживают перемены.

XS
SM
MD
LG