Ссылки

Новость часа

"Нет большой разницы между теми, кто голосует за Лукашенко и Тихановскую". Автор исследования Chatham House – о настроениях белорусов


На президентских выборах в Беларуси Светлана Тихановская набрала 52,2% голосов, Александр Лукашенко – 20,6%. Еще 13,7% опрошенных отказались отвечать, за кого они голосовали. И лишь 10,5% белорусов уверены, что выборы не были сфальсифицированы. Это результаты исследования британского королевского института международных отношений Chatham House.

Согласно исследованию, белорусское общество разделено на три основные группы: протестующие (43,3%), наблюдатели, которые поддерживают протест, но не участвуют в нем (33,6%), и те, кто против протеста (23,1%).

Больше 70% опрошенных считают, что действия ОМОНа во время разгонов протестов были "неадекватными". А больше всего консолидирует белорусское общество желание расследовать действия спецназа. За расследование почти 80% опрошенных.

Об этом мы поговорили с автором исследования Рыгором Астапеней.

Исследователи Chatham House считают, что на выборах в Беларуси победила Тихановская
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:56 0:00

– В Беларуси нет социологии – есть только государственная, все остальные под запретом. Измерить настроения белорусов невозможно. Расскажите, как вы это сделали?

– Наверное, надо начать с того, что главная причина, почему говорят, что в Беларуси нет независимой социологии, это потому, что невозможно провести живые исследования, когда можно встретиться с человеком и его расспрашивать. В Беларуси этого сделать невозможно. Что можно делать – это могут делать телефонники. Можно позвонить, например, из Праги белорусам и узнать, что они думают. Или сделать онлайн. Мы сделали онлайн-опросы через онлайн-панель. Так делают, например, рекламщики, когда они хотят продать свой шампунь, – они спрашивают через онлайн-панель. И мы спросили через онлайн-панель: что белорусы думают про политический кризис у себя в стране?

– Какой самый важный вывод вы сделали из этого исследования?

– Я думаю, что все же многие люди думали всегда только об одной цифре – это о результатах выборов. Поэтому, наверное, все внимание было сконцентрировано на этом. Для меня же самое важное – это то, как делится белорусское общество сейчас. Именно то, что есть ядро протестующих – это 43% – и есть часть наблюдателей – это треть. И все-таки, мне кажется, именно от того, что думает эта треть, зависит то, как закончится этот политический кризис.

– Почему?

– Потому что во многом эти люди думают так же, как думают протестующие. Многие из них также считают, что Александр Лукашенко должен уйти. Это мнение, которое они разделяют. Многие из них говорят о том, что действия ОМОНа должны быть расследованы, многие из них говорят, что то, что делал ОМОН, это было, мягко говоря, неадекватно. И поэтому в определенном смысле если эти люди станут более активными, более заметными в общественной жизни страны, то, скорее всего, политическая система, которая существует сейчас, она просто не выдержит. Даже сейчас мы видим то, что системе тяжело работать в таких условиях. Но когда будет чувствоваться, что это и есть вообще вся страна, тогда, конечно, у Александра Лукашенко нет шансов.

– А есть ли у вас срез – кто эти люди, которые голосовали за Лукашенко и которые его продолжают поддерживать? Пол, возраст.

– Наверное, надо начать с того, что в Беларуси долгое время существовала такая практика, что во многом уровень образованности перекладывался на то, как голосует человек. Люди с высшим образованием голосовали за оппозицию, люди со средним образованием голосовали за Лукашенко. Сейчас это уже менее актуально. Нет большой разницы между теми, кто голосует за Лукашенко, и теми, кто голосует за Тихановскую. Но все же, если постараться увидеть, чем отличаются сторонники Лукашенко от сторонников демократов, – это все же люди, которые живут в малых городах, это люди со средним образованием. Но, опять же, не надо думать, что в этих социальных группах Лукашенко является абсолютным и незыблемым лидером. В малых городах у Лукашенко с Тихановской 50 на 50 – их результат примерно одинаковый. Даже там у Александра Лукашенко нет большинства.

– Интересны результаты по Координационному совету. Там, если я не ошибаюсь, белорусы в основном не знают об этом органе. Почему?

– Дело в том, что он остается непонятным для белорусов. Если посмотреть, что думают протестующие, то они поддерживают Координационный совет. Если посмотреть, что думают люди, которые осуждают протест, то они осуждают и Координационный совет. Поэтому, опять же, мы возвращаемся к так называемым наблюдателям, которые в середине. Они вообще не понимают смысла Координационного совета, они не понимают его роли, не понимают его задач, активности. Поэтому создается такая ситуация, когда Координационный совет сейчас является главной демократической структурой, которая есть внутри страны. Но в то же время люди не совсем понимают, они ждут от него большей субъектности. Все ждут от Координационного совета, что он предложит что-то большее, чем он предлагает сейчас.

Сейчас повестка Координационного совета – это три основных требования: остановка насилия, освобождение политзаключенных и проведение новых выборов. Но люди ждут чего-то большего, люди ждут какого-то плана на будущее, они ждут какой-то идеи, как должна выглядеть Беларусь дальше. По большому счету то, что происходило на этих выборах. Эти выборы были протестными – люди голосовали за Светлану Тихановскую, потому что они голосовали против Лукашенко. Но все же люди хотят не только протеста – люди хотят какой-то определенности: что будет дальше, что будет со страной. Поэтому если Координационный совет или кто-то из демократического движения это предложит, то это уже сейчас имеет большой спрос в обществе.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG