Ссылки

Новость часа

Привели ли удары ВСУ по российским базам к сокращению обстрелов и как в этом помогли поставки иностранного оружия


Система РЗСО HIMARS в Запорожской области, 4 июля 2022 года

По подсчетам BBC, за последнюю неделю украинские военные уничтожили не менее 14 российских баз и складов с боеприпасами. Уничтожение боеприпасов эксперты называют созданием условий для контрнаступления на юге Украины. Обсуждается, что большую роль в этой подготовке играют поставленные США установки РЗСО HIMARS.

Какие характеристики у нового оружия, поставленного Украине, и как это меняет ситуацию на фронте, в эфире Настоящего Времени рассказал бывший замначальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко.

Бывший замначальника Генштаба ВСУ – о роли западных поставок Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:12:29 0:00

— Вы согласны с оценкой, что все удары по складам с российским оружием на оккупированных территориях – это подготовка к контрнаступлению ВСУ?

— Это стратегически связано с подготовкой, также имеет место выполнение тактических задач, которые стоят перед конкретными подразделениями. И потом не надо связывать все это только c HIMARS или MLRS от англичан. Их пока небольшое количество. Они принципиально важны для того, чтобы выполнять по максимуму эффективно свои задачи, безусловно, чтобы готовить новые расчеты на аналогичные системы реактивного залпового огня, которые будут поступать. Но, к сожалению, количество около 10 стратегически не может изменить ситуацию. Они уже на нее влияют, и влияют не только они, но и другие системы: и ствольная артиллерия, и системы залпового огня, которые у нас есть еще с советского времени. Поэтому идет распределение – кто, что, какие, у нас теперь появилась такая возможность, и это очень хорошо. Но в целом нанесение ударов по пунктам управления – не только складам, причем поражению пунктов управления россияне уделяют не меньше внимания, они возводят их в своей пропаганде до центров принятия решений, только малого уровня. То есть делается подача, что "мы уже наносим удары по центрам принятия решений, только тактического уровня, поэтому настало время с их стороны наносить удары по нашим центрам, но стратегического уровня". Вот такая идет подготовка.

— Если все-таки возвращаться к складам, можно ли оценивать количество оружия, которое там может быть уничтожено, или сколько времени потребуется российской стороне на восполнение запасов для каких-то наступательных действий?

— Конечно, можно и нужно, и военные это делают плюс-минус тщательно и досконально, потому что после таких поражений и выведения из строя складов соответствующей техники, которая обеспечивает их работу, необходимы расчеты. А также наличия боеприпасов и ближайших возможных поставок со стороны россиян, делаются расчеты для проведения боевых действий. То есть нанесли удары, боеприпасы не могут поступать, остается у противника только войсковой запас, в какие-то сроки он это расходует.

Как американские системы HIMARS меняют расклад сил на украинском фронте
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:58 0:00

— Что такое войсковой запас?

— Войсковой запас находится вместе со средствами поражения. То есть выложен на земле на позициях. Они же привыкли использовать по 50-60 тысяч в сутки на наши пять-шесть тысяч. А сейчас ситуация меняется. Отвечая на вопросы количественной оценки, хочу сказать, что анализ различных экспертов говорит о том, что на четверть такими действиями по складам уменьшили этот потенциал. Теперь чтобы не попасть под очередные наши обстрелы, они вынуждены перемещать эти склады на расстояния до 100 километров. А это говорит о том, что потом с такого расстояния боеприпасы надо доставлять. И пока их перевозят на боевые позиции, и эти маршруты – достаточно уязвимая часть передвижения боеприпасов, в ходе которых они тоже могут уничтожаться. Это очень существенное и важное воздействие. Единственное, что [у нас] пока еще недостаточное количество этой современной и эффективной техники.

— Вы сказали, что 50-60 тысяч снарядов выпускали россияне, а Украина могла выпускать пять-шесть тысяч. А как снизили именно в цифрах эти удары по складам интенсивность российского огня?

— По оценкам специалистов, 25%, то есть на четверть. Это плюс-минус, но это существенно, это важно. И это сказывается.

— Это значит, что там остается еще много складов или все то оружие, которое они подвозят?

— Остается достаточно много. Боеприпасы в наличии – это для россиян пока не проблема. Проблема в том, чтобы все это доставлять. Кстати, было изучение вопроса на начало войны, когда они фактически чуть не окружили в ходе многочисленных учений с их стороны, где же размещать боеприпасы? На начало войны они это делали достаточно откровенно. Я имею в виду блицкриг и всякие последствия оценки Вооруженных сил Украины. Сейчас они делают это после такого воздействия на расстояниях около 100 километров, а потом думают про доставку. Это как с кораблями Черноморского флота. Еще надо до подводных лодок там добраться, потому что они дизельные, они так или иначе всплывают, можно делать соответствующую разведку с этой точки зрения. После того, что они творят с нашими городами, гражданским населением и так далее, настало время воздействовать на носителей различного вида ракет до пуска этих ракет – это принципиальная задача. Чтобы бороться с ракетными ударами, а вес ракетных ударов в этой войне, вообще в локальных войнах, – больше 50%. Надо вдуматься в это, потому что поражение военных целей до 70% – это была артиллерия. А вес ее остается существенным. Но это по военным целям, а по объектам вообще в Украине – более 50% нанесение ракетных ударов.

Это воздействие уменьшается по двум направлениям. Первое – это уничтожать их как воздушные цели уже после пуска. Для этого нужна противовоздушная, а главное – противоракетная оборона, средств которых у нас фактически 30 лет не было. И второе, еще более эффективное – это надо уничтожать носителей этих ракет до их пуска. То есть "Искандеры" – на позициях, пока они еще не пустили. Корабли с "Калибрами" и подводные лодки – тоже до того, как они пускают. Постепенно у нас появляются такие возможности. А самолеты, правда, они стратегические и находятся на аэродромах, значит, надо продумать, как их уничтожать. Приблизительно так, как это делалось в Мелитополе. Поэтому они прячут их на своих аэродромах в России. Но придет время, когда будет воздействие и по ним.

— А вот это более сложная задача – уничтожать пусковые установки? Потому что когда попал в склад с боеприпасами, они там начинают детонировать постепенно от температуры, и это несколько ударов, которые взрывают весь склад. А, насколько я понимаю, с пусковыми установками так происходить не будет?

— Смотря на каких расстояниях они находятся – пусковые тех же "Искандеров". Можно попасть в одну, сдетонирует одна ракета – она тоже может принести много бед. Но у них не одна на пусковой установке, а по две как минимум. И если ракета сдетонирует, то тут вопрос – насколько далеко были остальные пусковые установки и насколько это будет важно.

Но свойство HIMARS, как говорят американцы, заключается в том, что каждая ракета может наводиться индивидуально. Это очень важно. Есть рассмотрение вопроса противоборства, например, "Смерча" с HIMARS. Если поймать момент, когда "Смерч" отстрелялся, а его дальность 120 километров, а у HIMARS дальность пока только до 80 километров. Но начался разговор о предоставлении нам тактического ракетного комплекса ATACMS с дальностью 300 километров. И этот вопрос у союзников надо додавливать. Так вот, после того как "Смерч" отстрелялся, ему надо час на перезарядку. В HIMARS это все гораздо быстрее. Поэтому поймать этот момент и индивидуально наносить удары для уничтожения пусковых установок. Может быть, будет использована такая тактика. Просто необходимо, конечно, нам большее количество вооружений. Наши артиллеристы творят чудеса.

— Если я правильно понимаю, в конечном итоге это все должно заставить российских военных отойти с занятых позиций, например, в Херсонской и Запорожской области, опять же, к тем складам, которые находятся ближе к Крыму?

— Это должно привести к тому, что сначала на тактическом и оперативном уровне произойдет освобождение оккупированной части, скорее всего, на юге. По крайней мере, Вооруженные силы Украины имеют задачу от своего верховного главнокомандующего. А в военное время задачи надо выполнять – управление должно быть жестким.

А в дальнейшем при насыщении современным вооружением и техникой от союзников, обучении нашего личного состава, что позволит создавать стратегические резервы, то это где-то к осени, если начнутся массовые поставки. При создании этих стратегических резервов мы можем после их создания их использовать для проведения контрнаступательных операций по очищению территории Украины от войск противника.

— Когда это может начаться?

— Я думаю, тогда, когда нас обеспечат массовыми поставками современного оружия. По тому, как это мы наблюдаем, может быть, вы помните, говорилось отдельными представителями, скажем, Арестовичем – он же может очень вольно говорить, на то он и Арестович, – что судна с техникой подойдут начиная со второй половины июня. К сожалению, мы этого не наблюдаем. Думаю, что не по вине Арестовича, но так или иначе. Поэтому реально поставки такого серьезного уровня могут начаться к осени. Это технику надо поставить, потом надо обучиться, все это освоить и сформировать эти резервы. А пока можно по возможности решать вопросы тактического и оперативного уровня, по крайней мере продвигаться и готовить все для освобождения территорий в направлении Херсона.

XS
SM
MD
LG