Ссылки

Новость часа

"Китай не хочет присоединяться к потенциально проигравшему". Аналитик о переговорах США и Китая в контексте войны в Украине


Видеовстреча президента США Джо Байдена и лидера Китая Си Цзиньпина в ноябре 2021 года. Фото: AFP

Президент США Джо Байден обсудил войну в Украине с лидером Китая Си Цзиньпином. Ранее в Вашингтоне говорили, что Россия запросила у Китая помощь, и предупреждали Пекин, что за таким шагом последуют меры со стороны Запада. Но пока Китай не выражал определенной позиции по войне в Украине, ограничиваясь общими заявлениями.

Оценить прошедшие переговоры и объяснить, какими могут быть их последствия для России и ее военных действий в Украине, мы попросили Ольгу Каменчук – профессора Института политического анализа Северо-Западного университета в штате Иллинойс.

Профессор Ольга Каменчук о переговорах США и Китая в контексте войны в Украине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:12 0:00


— Как бы вы оценили переговоры глав США и Китая? В контексте Украины, конечно.

— Должна сказать, что больших прорывов на этих переговорах, наверное, ожидать было бы излишним оптимизмом. Но, конечно, необходимо было прояснить позицию Китая в данном вопросе, поскольку он пытается усидеть на двух стульях, говорить об определенном нейтралитете. Хотя высказывается, кстати говоря, против войны, называет, правда, ее не войной, а украинским кризисом. Хотя неделю назад уже, в беседах с Шольцем и Макроном, он использовал слово "война" – то есть то, чем эта война и является.

Но одновременно мы знаем, что господин Путин и Си Цзиньпин встретились в феврале – в общем-то, недавно. И даже оба сделали заявления о том, что у них сейчас такая большая дружба между Китаем и Россией, которую ничего не может омрачить. Правда, после этого произошло много всего другого. И вопросы, конечно, остаются. То есть необходимо было [на этих переговорах] постараться прояснить позицию Китая и по возможности призвать Китай не оказывать поддержку России, особенно военную поддержку. Вы знаете, что шла речь о том, что Россия, по крайней мере неофициально, обратилась за экономической и военной помощью к КНР. Оказана ли будет эта помощь или нет – был большой вопрос. Необходимо было понять, не только будет ли оказана поддержка непосредственно деньгами, медикаментами или какими-то вооружениями – но также и дипломатическая на международной арене. Очень важно было послать некий сигнал господину Путину, что не на все он может рассчитывать в отношении Китая.

На мой взгляд, переговоры пошли неплохо. Хотя, конечно, по-прежнему и Китай, и американские официальные лица выступают достаточно осторожно.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время


Но нужно понимать обстановку, в которой проходили эти переговоры. Дело в том, что сейчас для Китая, конечно, совершенно не вовремя вся эта война. Как, наверное, для всего мира – но для Китая особенно. Китай очень здорово пострадал, как и остальной мир, от пандемии. Сейчас очень здорово упал рынок ценных бумаг. Также сейчас на Китае очень плохо сказываются возросшие цены на энергоносители. Сейчас Китаю совершенно не нужны вторичные санкции – в случае если он окажет безусловную поддержку России. Господин Байден предупредил, и Блинкен тоже об этом говорил, что могут быть предприняты некоторые шаги. Правда, какие конкретно – не упоминалось, но понятно было, что будет речь идти, скорее всего, о вторичных санкциях.

Я напомню, что у господина Си есть достаточно обоснованные надежды на переизбрание на третий срок на предстоящем осеннем съезде КПК. И, соответственно, ему сейчас экономические проблемы, еще большее ухудшение этого климата не нужны. Притом что у Китая и США есть масса разногласий идеологического плана, а с Россией, кстати, таких разногласий меньше (поскольку два режима более или менее похожи), тем не менее все-таки вопрос экономики для прагматичного Китая играет главенствующую роль. Торговый оборот между Китаем и Европейским союзом составляет $800 миллиардов в год, с США – $750 миллиардов. Вместе они составляют $1,5 триллиона в год. А с Россией – $150 миллиардов. То есть разница огромная.

Китай в целом цивилизация очень осторожная – я не думаю, что они будут настроены сейчас делать какие-то резкие заявления. И даже то, что произошли эти переговоры, я думаю, даже это уже будет "звоночком" для господина Путина. Сейчас затягивается война, он рассчитывал на блицкриг – и, конечно, еще и в этом отношении Китай не хочет присоединяться к потенциальному проигравшему.

— А вы думаете, у Китая есть вообще силы и возможности повлиять, например, на Владимира Путина? Си может ему что-то предложить?

— Конечно, и господин Байден может что-то предложить Китаю. Например, вы знаете, что когда Байден пришел к власти, он не отменил тариф, который наложил господин Трамп, – и это тема очень больная для Китая. Кстати, экспорт в США играет намного большую роль в китайской экономике. Но для господина Си также важен альянс с Россией, поскольку сейчас мы говорим о том, что Китай уже соперничает с США не один на один, а так или иначе Россия, в общем-то, отвлекает США на себя. Если бы сейчас не было этой войны, будем реалистами: господин Байден занимался бы очень активно Китаем. Поэтому, конечно, притом что Китай не хочет активно включаться в решение этого вопроса, определенное наличие разногласий между Россией и США, я думаю, Китаю в целом на руку.

Может ли он как-то воздействовать на господина Путина? Конечно, может. Ведь у господина Путина сейчас, собственно, и осталось только восточное направление. Европа очень дружно санкции объявила. Не только Европа – Тихоокеанский регион. Это тоже очень важный регион для Китая. Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея и Япония – они же тоже присоединились ко всем этим санкциям. Это те самые игроки, которые так или иначе соперничают с Китаем в Тихоокеанском регионе. То есть, конечно, Китай сейчас для России играет огромную роль как партнер, как в том числе проводник и на рынки. Тут даже речь идет не только о глобальных макровопросах, но и о том, что, например, население сейчас стоит в очередях в банкоматы – и в том числе они пытаются получить карты китайской платежной системы. Если вы знаете, многие пытаются перейти на такие расчеты, по крайней мере для зарубежных покупок.

— Да, и в России с этим очень большие проблемы. Во-первых, карт не хватает, во-вторых, чипов не хватает для этих карт, так еще и собственно сама система UnionPay в России очень дорого стоит. По-моему, в районе $100 долларов – по нынешнему курсу это 10-11 тысяч рублей.

— Конечно, с одной стороны, есть заинтересованность и на уровне государства, и на уровне простого населения, поэтому некоторые рычаги есть. Правда, это рычаги такие тоже специфические. Вот говорят о трубопроводах в Китай – но Китай никогда ничего не делает себе в ущерб. Повышая свою зависимость от Китая, например, если мы допускаем его до инвестиций (если рассуждать с точки зрения России), мы можем создавать себе довольно серьезную зависимость на будущее. Сейчас Китай очень активно ведет работу вовне, он очень активно продвигается на новые рынки и территории. Мы знаем, как он активен, например, в Африке, в других азиатских государствах, в Латинской Америке в том числе. И вот тут сейчас под боком огромная Россия с ее богатствами и ресурсами.

Для России тут тоже выбор, честно сказать, сейчас небольшой. Если Китай как-то бы этот вентиль прикрутил по просьбе Байдена, у господина Путина было бы еще меньше поля для маневра. Я думаю, резких телодвижений господин Си делать не будет. Но то, что он не в восторге от тех событий, которые происходят сейчас в Украине, – это факт. Поэтому, я думаю, это будет сказываться на взаимоотношениях как России и Китая, так и Китая и США.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG