Ссылки

Новость часа

Amnesty International задокументировала 22 случая незаконных убийств и внесудебных казней, совершенных российскими военными под Киевом


Международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад о 22 задокументированных случаях незаконных убийств, совершенных российскими военными в Буче и других районах вблизи Киева. Большинство из них были явными внесудебными казнями, говорится в документе.

Представители организации провели 12 дней в Буче, Бородянке, Макарове, Дмитриевке и других населенных пунктах. В общей сложности они собрали свидетельства 45 человек, которые были свидетелями или знали об убийстве их родственников и соседей, а также 39 человек, которые были непосредственными свидетелями авиаударов. Помимо этого, исследователи проанализировали вещественные доказательства с мест нанесения ударов и убийств, а также цифровые материалы.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

Внесудебные казни в Буче. Amnesty International зафиксировала пять внесудебных казней в Буче в период с 4 по 19 марта в комплексе из пяти зданий, расположенных к северо-западу от перекрестка Яблунская/Водопроводная.

Четвертого марта менеджер по продажам и отец двоих детей Евгений Петрашенко был застрелен в своей квартире на первом этаже дома по адресу: улица Яблунская, 203А. Найденные по этому адресу пули являются патронами калибра 9х39 мм, произведенными в России. Они используются для нескольких видов оружия, таких как автомат AS Val и снайперской винтовки "Винторез". Это оружие используется только несколькими российскими элитными подразделениями, включая десантные войска, говорится в докладе.

Жена 43-летнего Петрашенко Татьяна рассказала, что произошло в день убийства ее мужа: "Я была в подвале, а Евгений был наверху в нашей квартире. Он написал мне сообщение в 20:00 о том, что российские солдаты ходят от двери к двери, пытаясь проникнуть в квартиры. Наша соседка рассказала, что она тоже была в своей квартире и когда солдаты пытались войти, она позвонила Евгению и попросила его подойти. Она сказала солдатам, что она одна и откроет дверь только в присутствии своего соседа. Евгений пришел, она открыла дверь, солдаты обыскали ее квартиру и ушли, а Евгений ушел домой. Но от него не было вестей всю ночь и весь следующий день".

Шестого марта их сосед Леонид пошел проверить Петрашенко. Вернувшись, он сообщил Татьяне, что ее мужа застрелили. Российские военные разрешили ей зайти в квартиру. По ее словам, Евгений лежал мертвый на кухне. Ему стреляли в спину, легкие и печень. Его тело оставалось в квартире до 10 марта, только тогда им удалось похоронить его в могиле во дворе. Через неделю убили Леонида.

41-летнего Дмитрия Коновалова, по данным исследователей, застрелили у соседнего дома. Один из его братьев рассказал, что большую часть времени они находились в подвале соседнего дома, выходили в свои квартиры только для того, чтобы зарядить телефоны и поспать. "4 или 5 марта – я не помню точно, в какой день – незадолго до комендантского часа, примерно в 16:30-16:45, мой брат вышел во двор, где находились солдаты, чтобы покурить. Он и 15-летний сосед стояли в углу здания возле входа в подвал, выходящего на улицу Яблунскую. Когда они увидели, что несколько российских солдат приближаются, вернулись во двор. Мальчик побежал в подвал, а мой брат сидел на ступеньке подвальной лестницы и курил. Солдаты зашли за угол здания и несколько раз выстрелили в шею, грудь и лицо", – рассказал он. Похоронить Коновалова им удалось только через пять дней в могиле во дворе.

12 марта был застрелен 61-летний Илья Навальный. Сосед рассказал, что утром Илья и еще один сосед пошли в больницу зарядить свои телефоны, а когда они вернулись, он начал готовить обед. Навальный пришел пообедать, а затем ушел домой. Через два часа они услышали крики и увидели, как несколько солдат бегают по двору, кричат и стреляют. После того как стрельба закончилась, пожилая пара из пятого подъезда пришла к ним в подвал, а после 17:00 вернулась домой. Во дворе они увидели Навального, лежащего лицом вниз.

Трое соседей рассказали, что на следующее утро они осмотрели тело Навального и обнаружили, что выстрелы были произведены в спину и в голову. Шерстяная шапочка, которая была на нем, была пропитана кровью. Рядом с телом были разбросаны вырванные из его удостоверения личности страницы.

Внесудебные казни после пыток. Amnesty International также расследовала два случая убийства гражданских лиц российскими военными, на телах этих людей были обнаружены следы пыток, предшествовавших расстрелу.

Тела 47-летнего монтажника окон и отца двоих детей Василия Недашкивского и его 20-летнего соседа Игоря Литвиненко были найдены в подвале одного из домов в Буче.

Жена Недашкивского Татьяна рассказала Amnesty International, что российские солдаты были везде: они входили и выходили из зданий, грабили и использовали квартиры, хозяева которых уехали.

"Мои муж и сын помогали войскам территориальной обороны, рыли окопы, и солдаты узнали об этом. Они привели нас в квартиру, которую они использовали на втором этаже соседнего дома, после чего я больше не видела Василия. Когда я спросила о нем, мне сказали, что его отвели в штаб на допрос. Я сказала, что мы гражданские лица, в ответ один из солдат потрепал меня по плечу и сказал: "Мы все знаем, у нас есть информаторы здесь". Они не причинили мне вреда и даже не допрашивали меня, – рассказала она. – Я вернулась в подвал вместе с другими жителями и ждала, когда освободят моего мужа, но он так и не вернулся. Затем, когда русские ушли, 31 марта, соседка сказала мне пойти посмотреть в подвале, там я нашла Василия и Игоря мертвыми".

На фотографиях тела Недашкивского, как говорится в докладе Amnesty International, видны открытые раны на руках и голове, причем последние были обширными. На фотографиях, по данным исследователей, также видны синяки на животе и правом боку.

"Стреляли направо и налево". В Буче 56-летнюю пенсионерку Татьяну Помазенко, согласно свидетельствам родственников, застрелили утром 27 февраля во дворе своего дома.

Ее 76-летняя мать Лариса Савенко рассказала исследователям, что около 10:00 утра они увидели колонну российских военных машин, которые ехали по улице. "Я сказала ей, чтобы она скорее заходила в дом, потому что солдаты стреляли направо и налево, когда проезжали по улицам, и это было опасно. Она сказала, что хочет убедиться, что я внутри, а потом она пойдет в свой дом. "У меня есть время", – сказала она. Подъехали военные машины и начали обстреливать ее дом. Были разбиты все окна и двери, – говорит Савенко. – Весь день она лежала мертвая возле дома, а ночью я сама похоронила ее в саду".

По ее словам, 5 марта военные вернулись и припарковали свой БТР в ее саду. На тот момент к ней приехал сын, и им пришлось жить в сарае, пока российские военные пользовались их домом. "Мы даже не могли зайти в дом, чтобы сходить в туалет. Нам пришлось пользоваться ведрами. Мы разожгли костер, чтобы приготовить еду, но они не разрешили, и нам пришлось его потушить. Их было пятеро, все очень молодые, кроме командира. Они забрали наш телефон, который впоследствии не вернули", – добавила она.

В конце марта к Савенко пришли двое солдат. Как рассказала она, они спрашивали о местонахождении тела ее дочери: "Сказали, что хотят забрать тело и что я должна пойти с ними. Я отказалась. Они отвлеклись, потому что коллеги позвали их, после чего они уехали".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG