Ссылки

Новость часа

"Власть сделала ставку на насилие". Почему, выходя на протесты в Беларуси, все рискуют всем


Сотни человек были задержаны в городах Беларуси 15 ноября во время акций протеста на фоне гибели минчанина Романа Бондаренко – его избили неизвестные люди в балаклавах, после чего отвезли в РУВД, откуда затем доставили в больницу, где он впал в кому и умер. Против людей, которые вышли к месту нападения на Бондаренко, применили светошумовые гранаты, а мемориал на этом месте после разгона акции разрушили. О том, чем объясняются столь жесткие действия белорусских силовиков, в интервью Настоящему Времени рассказал заместитель председателя Белорусской Ассоциации журналистов Александр Старикевич.

"Все рискуют всем". Власти Беларуси сделали ставку на насилие
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:28 0:00

— То, что происходит сейчас в Минске, выглядит уже не как организованная акция протеста, а как партизанская война. Что это такое?

— На самом деле, формат определяют действия властей, и они сделали ставку на насилие. Никаких других аргументов у них не осталось, а этот есть и в известной степени работает. Поэтому градус насилия все время повышается. Ситуация выглядит так, что когда на улицы выходило от двухсот тысяч человек, то силовики находились в обороне и защищали резиденцию. Когда было от ста тысяч человек, митингующие могли собраться в колонну и пройти маршем, а когда счет идет на тысячи или даже десятки тысяч, очевидно, что силовики переходят в наступление.

— "Додавить", по такой логике действуют?

— Абсолютно.

— А до какого момента будет повышаться градус? Потому что было ощущение, что сценарий сегодняшних событий может идти по-разному. Например, силовики будут жестить или, наоборот, демонстративно не жестить, потому что гибель Романа Бондаренко и жесткие действия силовиков вызывают параллели. И причастность их к тому, что произошло, может выстроиться в голове у людей.

— Знаете, очень много иллюзий было, и удивительно то, что они еще остаются. Никаких рамок уже не осталось. Эти люди уже зашли достаточно далеко, и поэтому рассчитывать, что они будут сегодня в знак памяти о Романе Бондаренко не жестить, могли только очень наивные люди. К сожалению, мы видим, что дна нет. Мы видим это не только по уличным акциям. Мы видим, что разгоняются уже просто мирные чаепития во дворах.

— Если всех загнать, разогнать, все закатать и никого на улице не будет, а будет так, как было до выборов, то что будет дальше, какой сценарий будет реализовываться?

— Сценарии могут быть разными, но, вы понимаете, Лукашенко решает задачу сегодняшнего дня. О том, что будет, когда он всех загонит по домам, он подумает тогда, когда это случится.

Силовики атаковали демонстрантов на "Площади перемен" в Минске
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:58 0:00

— Белорусское спортивное издание "Трибуна" расследовало обстоятельства гибели Романа Бондаренко, на кого похожи люди, которые его избивали, и выяснило, что они похожи на близких к Лукашенко спортсменов и бизнесменов. Насколько это опасно для существования издания сейчас? Или сейчас уже можно, потому что не вполне управляет режим этим?

— Нет, режим вполне управляет, и "Трибуна" заблокирована еще с 9 августа. К основному сайту нет доступа в Беларуси, и вполне возможно, что им отомстят за это расследование. Тут немножко спасает то, что не одна "Трибуна" этим занималась, TUT.BY это тоже делал.

— Но это прямо путь самурая, потому что журналисты сейчас чем рискуют? Расскажите нашим зрителям, чтобы мы понимали.

— Все рискуют всем. Вчера сожгли дачу академика Мрочека, знаменитого белорусского врача, который выступил против того, что происходит в Беларуси, против насилия, с критикой администрации. Был уволен с поста руководителя клиники, но этого оказалось недостаточно.

— Удивительно, конечно. Люди, которые воюют с врачами, они, видимо, жить вечно собираются.

— Нет, они считают, что найдется достаточное количество врачей, которое их персонально вылечит. А что будет с остальными, их не волнует.

Сколько людей, журналистов сейчас находится в заключении? И сколько людей, журналистов за все это время прошли через заключение?

— Уже счет идет на десятки тысяч, более двадцати, это точно. Команда Павла Латушко называла цифру в районе 27 тысяч.

— А журналистов из них сколько, или все уже побывали?

— Я думаю, что не все, но достаточно многие, сотни.

— Скажите, пожалуйста, такие издания, как TUT.BY, оно очень откровенно рассказывает о том, что происходит в Беларуси. При этом это издание не какое-то там дотационно-грантовое, они деньги зарабатывают, это издание прибыльное. В Беларуси есть немало редакций, которые умеют выживать и зарабатывать деньги. Как такие издания дальше будут существовать?

— Я не думаю, что сегодня у кого-то из нас есть ответ на вопрос, как мы дальше будем существовать. По той же самой простой причине, что завтра в тот же TUT.BY или в любое другое медиа могут приехать, как приехали в четверг или в пятницу в редакцию "Народной воли", и конфисковать тираж. Поэтому просто делается то, что можно сделать сегодня, в надежде на то, что что-то получится. Потому что есть понятие долга.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG