Ссылки

Новость часа

"Провела в "скорой" 12 часов". Перенесшие коронавирус – о том, что было самым сложным на пути к выздоровлению


Инна Шулькина

В России от коронавируса, по официальным данным, вылечились 85 392 человека, их число с каждым днем увеличивается, говорят власти. Те, кто перенес болезнь, рассказали Настоящему Времени, что для них было самым сложным на пути к выздоровлению.

Перенесшие коронавирус – о том, что было самым сложным на пути к выздоровлению
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00

Инна Шулькина заболела еще в начале марта, когда в коронавирус в России верили даже не все врачи. "Я вызвала врача из местной городской поликлиники, – рассказывает Инна о том, как все начиналось. – Он пришел, послушал меня, две минуты со мной пообщался и говорит: "У вас обычная простуда, начинается трахеит. Если хотите, можете принять антибиотик. Ну вы сами-то за границей не были, откуда у вас "корона"? И вообще ее придумали, ничего такого нет, это просто СМИ нас дурят".

Позже выяснилось, что заразилась она от мужа. Когда стало совсем плохо, а антибиотик не помогал, ей пришлось самостоятельно ехать в больницу. Через несколько дней после госпитализации Инне позвонили из Роспотребнадзора и сказали, что ее тест оказался положительным.

"Это было удивительно, потому что в больнице говорили, что мой тест не готов. И после того как я сказала, что мне уже из Роспотребнадзора позвонили, мне врачи по-прежнему продолжали говорить, что нет, мы еще результатов не знаем".

19 мая Инна стала донором плазмы, чтобы помочь в лечении коронавируса другим.

"Человеку переливается плазма от пациентов, которые уже перенесли ту или иную болезнь. Метод сам по себе, скорее всего, не будет гарантировать стопроцентное излечение, плюс, не очень понятно, на каком этапе его можно применять", – поясняет врач-терапевт Сергей Маршала.

Многие переболевшие говорят, что почувствовали себя гораздо свободнее, у них создается впечатление, что опасность миновала. Но врачи предостерегают: коронавирус – болезнь малоизученная и бесследно может не пройти.

"Всех интересует, будет ли так называемый фиброз, останутся ли какие-то последствия в легких, которые будут необратимыми", – говорит Сергей Маршала. Поэтому, по его словам, большая нагрузка ложится на лечащих врачей, на семейных врачей, на терапевтов, которые будут наблюдать пациента в ближайший год после выздоровления.

Анна Понякова заразилась от своей мамы, но, в отличие от нее, переболела в легкой форме. До того как они поняли, что помощи ждать неоткуда, прошло две недели, болезнь прогрессировала.

Анна Понякова
Анна Понякова

"Мы вызывали для мамы врача. Сначала ей поставили ОРВИ – какой-то врач-практикант поставил ОРВИ. Соответственно, мы потеряли две недели. Ей становилось хуже", – рассказывает Анна.

Мать Анны сделала тесты в частной клинике, и только после этого врачи все-таки приехали за ней.

"Мы ждали "скорую". В три часа ночи приехали за ней и в три часа дня ее привезли в больницу – то есть 12 часов она провела в "скорой"!" –возмущается Анна. Так получилось потому, что из Санкт-Петербурга "скорая" поехала в Пушкин – и там встала в очередь на госпитализацию.

Но и на этом страдания не закончились. Мать Анны Поняковой провела в больнице почти три недели без должного лечения. Вот что она писала дочери: "Аня, у нас проблема с тестами, они опять не пришли, и следующие не взяли еще. Лечения уже нет, а нас все держат. Ты не обижайся, но, правда, плохо на душе. Почти три недели, здесь с ума сойти можно".

Известный психолог Александр Колмановский тоже переболел коронавирусной инфекцией, лечился в частной клинике. Он говорит, что пациенты переживают пандемию в целом нормально и, без сомнения, вернутся к нормальной жизни, как только снимут ограничения. Но определенные выводы они все-таки сделают.

Александр Колмановский
Александр Колмановский

"Люди начинают все меньше доверять государству – не обращаются в официальные органы, не вызывают "скорую", потому что видят, что система сыплется. Роспотребнадзор все дольше выдает результаты тестов, скорая помощь едет все медленнее, – рассуждает Колмановский. – Кроме того, когда фиксируют уже заболевание у человека, он попадает в программу, которая требует, чтобы он несколько раз на день делал селфи из того места, где он обязан проходить самоизоляцию. Если эти селфи не приходят, система присылает ему штрафы. Система зависает. Штрафы начинают приходить по поводу и без повода".

Сам Александр Колмановский через две недели после выписки сделал контрольную КТ: на ней оставались еще очаги пневмонии, хотя динамика была положительной.

Вице-премьер Татьяна Голикова 20 мая заявила, что в России сейчас заняты 99 тысяч коек из почти 165 тысяч, развернутых для больных COVID-19. Голикова объявила, что 17 регионов России могут приступать к снятию ограничений.

XS
SM
MD
LG