Ссылки

Новость часа

"Думала, раз меня никто не вытаскивает – все умерли". История выжившей во время землетрясения в Армении 30 лет назад


Во втором по величине городе Армении Гюмри (бывший Ленинакан) сейчас о том землетрясении не напоминает ничего. Но стоит отъехать от центра буквально на километр – и картина меняется. Обветшавшие и заржавевшие за 30 лет времянки сразу возвращают к трагической истории города. В них до сих пор живут люди.

Землетрясение 1988 года стоило жизни 25 тысячам человек. 500 тысяч остались без крова, 19 тысяч стали инвалидами. Город Спитак, который находился в самом эпицентре, был разрушен полностью, как и 58 сел. Часть Ленинакана сложилась, как карточный домик. Армения потеряла 40% своего промышленного потенциала – пришлось закрыть атомную электростанцию. Тогда на помощь Армении пришли многие страны. Свои силы мобилизовала диаспора, которая помогает исторической родине по сей день.

Прошло 30 лет, однако проблемы в зоне бедствия еще не устранены. 2500 семей продолжают жить во времянках. Государство справиться с ситуацией не в силах.​

Марго Аветисян из Гюмри до сих пор живет в такой времянке – воду берет на улице, дровяной печью отапливает только одну комнату: водопровод и канализация в дом не подведены.

Цовик Саргсян, еще одна жительница Гюмри вспоминает тот момент, когда началось землетрясение: "Если бы мы были в гостиной, то погибли бы, потому что часть здания просто развалилась. Помню как сегодня, – говорит Цовик Саргсян. – Мы нагрели воду, чтобы искупать ребенка. И начались толчки. Сначала я ничего не поняла, а потом очнулась на полу, с ребенком на груди. Мы чуть не задохнулись от пыли. Я сняла халат, окутала ребенка и осталась нагая".

В Гюмри когда-то жила Эмма Акопян. Ее дом землетрясение разрушило полностью. Эмма пролежала под руинами семь дней. Ее нашли с ребенком на груди.

Эмма Акопян рассказала Настоящему Времени, как пережила землетрясение:

"Я кормила ребенка грудью несколько дней. А потом поняла, что не чувствовала, сколько дней мы оставались [под руинами], потому что все время было темно. Я просто думала, что раз меня никто не вытаскивает, значит все умерли, – рассказывает Эмма. – В последние два дня я уколола пальцы и начала давать кровь ребенку. На седьмой день нас вытащили: появилась маленькая щель, откуда ребенка сняли, а потом, через шесть часов только, меня".

Эмма Акопян получила награду "Символ матери мира". В Армении ей посвящали стихи, а парламент Франции аплодировал стоя [ее спасли французские спасатели, а затем президент Миттеран приглашал в гости – НВ]. После землетрясения ей предлагали перебраться во Францию, но она осталась в Ереване.

"30 лет эта история со мной идет. Я 30 лет ни одну минуту не могу забыть это все. Я смотрю на свою дочь и думаю: неужели она столько со мной выдержала?" – признается Эмма Акопян.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG