Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Как отнимают льготы и "гробовые" у жителей чернобыльской зоны


Население районного центра Новозыбков на границе Брянской области – 40 тысяч человек. Совсем недавно согласно федеральному закону его вывели из зоны отселения и отнесли к зоне проживания с правом на отселение. Понижение чернобыльского статуса лишило социальной поддержки десятки тысяч человек. На пенсии и дотации, которые сегодня постоянно снижаются, людям не прожить, работы в городе и в районе мало, говорят местные жители.

Анатолий Шаповалов – один из немногих живущих здесь ликвидаторов последствий чернобыльской аварии. Сразу после работы в зоне сбылась его мечта, вместе с дозой облучения он получил и трехкомнатную квартиру. Прожив всю жизнь в зараженной зоне, он и не думал, что спустя 30 лет чернобыльские льготы и выплаты станут в два раза меньше, чего не скажешь о смертности, которая в зоне по-прежнему остается высокой.

Анатолий Шаповалов
Анатолий Шаповалов

Новозыбковский район больше всех в России пострадал от аварии на Чернобыльской АЭС. После трагедии местность была поделена на зоны, которые назвали по степени зараженности: зона отчуждения, зона вынужденного переселения и зона добровольного переселения. Тысячи людей остались жить здесь, десятки уехали, многим просто было некуда.

Тем, кто из "нехороших зон" не уехал, стали платить так называемые радиационные деньги, в народе "гробовые". Ежемесячно полторы тысячи на душу, плюс 150 рублей каждому проживающему. "А потом у нас забрали эту радиацию, как так можно забрать. Все нам не платят, оставили "чистая зона" у нас. С этого года. Может, все выветрилось?" – задаются вопросом местные жители.

С момента аварии прошло 33 года, и власти решили, что радиация испарилась, статус заражения стали занижать, а выплаты сокращать. Арифметика чиновников, по словам жителей, проста: чем меньше статус заражения у земли, тем меньше льгот у населения. Территориальный статус поменяли на более благоприятный, и льготы тут же сократились вдвое.

Жительница Злынки Елена Титова ездит в Москву на заработки, чтобы родители и дети могли есть не только то, что растет в зараженной зоне. "Детям 80 рублей "радиационных" платят. Можно подумать, что они меньше взрослых получают облучение, ну да они родились здесь. Она же с осадками пришла и в землю ушла, все, что растет, все зараженное. Мы еще этим и питаемся, еще и в лес ходим. А зачем? Когда нет зарплат, то пойдешь и в лес. 9 тысяч у нас зарплата в Злынке самая большая, – рассказывает Елена. – Очень много онкозаболеваний. Кто-то не обращается, потому что некуда, кто-то просто не обращает внимание. Исследования не проводятся, обследование тоже, в больнице два, три врача".

Елена говорит, что могла бы уехать по специальной федеральной программе переселения. По закону можно сдать жилье в зоне и получить миллион рублей. Но деньги стали выдавать выборочно, а сданные квартиры и дома напоминают потемкинские деревни.

Сергей Белый со счетчиками и видеокамерой ездит по всей области, делает замеры радиации и о всех загрязнениях рассказывает на своем интернет-канале. Его увлечение интересует только простых людей, живущих среди радиации. У властей всегда были свои счетчики и показания.

"Я хочу показать истинное положение дел, которое зачастую умалчивается. Это связано с компенсациями и льготами. Если делать официальные измерения в нужном направлении, то можно льготы сократить или отменить. Такая ситуация по всей территории чернобыльской катастрофы", – говорит Сергей.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG