Ссылки

Новость часа

"Мы начали испытывать летающий Чернобыль". Какую ракету ищут на дне Баренцева моря


"Летающий Чернобыль" на дне Баренцева моря
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:09 0:00

Российская ракета с ядерной силовой установкой, о которой рассказывал Владимир Путин, существует – такой вывод можно сделать из доклада американской разведки, на который ссылается американский телеканал CNBC.

В публикации говорится о четырех испытаниях, которые закончились неудачно. Последнее было месяц назад: ракета упала на дно Баренцева моря. Теперь Россия готовится поднимать ее на поверхность. Для этого якобы готовятся три корабля, в том числе одно судно, приспособленное для работы с радиоактивным загрязнением. В докладе сказано, что после старта ракета пролетела менее двух минут на расстояние до 35 километров.

Ракета с ядерным двигателем в марте этого года была представлена как главный прорыв российских военных разработок. Выступая перед Федеральным собранием, Владимир Путин уделил много внимания новейшему российскому вооружению. Ракета, которая может летать почти вечно, была самым невероятным из всего показанного.

Поднять на поверхность со дна моря ядерную установку не так-то просто. Однажды это попытались сделать американцы с затонувшей в 1968 году советской подлодкой К-129. Это была засекреченная операция ЦРУ "Проект Азориан".

Они построили уникальный корабль и специальный док, который должен был обхватить корпус субмарины и вытянуть ее на поверхность с запредельной глубины более пяти километров. Но смогли вытащить только носовую часть корпуса, а остальная часть лодки с двумя баллистическими ракетами осталась на дне. Считается, что через тысячи лет морская вода разрушит корпус ракеты, и в районе затопления произойдет мощный взрыв, который убьет все живое в радиусе километра.

О том, чем может закончиться авария такой ракеты, Настоящему Времени рассказал создатель проекта "Буран.ру" Вадим Лукашевич.

— Я могу сказать, что в свое время эти проекты рассматривались и были отложены – это раз. Во-вторых, я знаю, что примерно лет семь назад Роскосмос рассматривал очень интересный проект космического корабля с ядерной установкой, который тоже должен летать в атмосфере, и [действующий глава Роскосмоса] Владимир Поповкин наложил резолюцию, что он категорически против: "мы не можем позволить, чтобы что-то летало с ядерным реактором над головами наших граждан". А сейчас получается, что это произошло.

— Если эта ракета летает, например, потому что она нагревает воздух в рабочем теле реактора, и за счет этого летит, то за ней будет следовать огромный радиационный след?

— Это если мы говорим о реакторе с открытой зоной. Если там есть системы теплообменников, то это совсем необязательно.

— Ах вот как.

— Да. То есть если нагреваемый воздух идет прямо через активную зону реактора и уже выбрасывается как радиоактивный, то за счет теплообменников этого можно избежать. Вопрос в другом: даже в мирных условиях в процессах испытаний, в процессе подтверждения боеготовности, надежности все равно будут случаи, когда эта техника будет падать. Мы прекрасно знаем, что ракеты падают всегда, везде и у всех.

— Она вообще предназначена для того, чтобы на голову кому-то упасть, поэтому в любом случае это будет ракета как грязная бомба.

— Да. Если мы говорим о мирном времени, то они все равно должны быть испытаны, периодически они должны отстреливаться для подтверждения сроков хранения. И в этом случае, естественно, с учетом того, что у нас мирные условия, то это должно быть над нашей территорией, потому что мы же не можем позволить себе, чтобы где-то там ядерная ракета летала над территориями других стран. И она будет падать, что и произошло, если верить американцам в данном случае.

— В акватории Баренцева моря, в российской экономической зоне. "Булаве" с момента начала разработки до успешной эксплуатации через череду неудач, кажется, десять лет потребовалось. По опыту, если есть изделие, которое уже начинают испытывать в полетных испытаниях, пусть неудачно, до успешной реализации обычно сколько лет проходит?

— Это всегда достаточно длительный срок. Это может быть пять лет, может быть десять. Если система очень сложная, то ее можно испытывать 15 лет, и она в итоге так и не будет принята на вооружение, либо не будут достигнуты те самые нужные параметры надежности.

Здесь мы говорим о системе, которой нет аналогов. Поэтому как она будет здесь себя вести – это большой вопрос. Но мы должны сейчас четко понимать – мы, европейцы и вообще все, кто живет в Северном полушарии, – что мы начали испытывать такой летающий Чернобыль небольшого плана над Северным морем, там, где вообще Арктика, там очень хрупкая экология. Это вообще недопустимо. Я считаю, что это абсолютная безответственность не только перед своим народом, но и перед человечеством, перед историей. Это преступление в моем понимании.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG