Ссылки

Новость часа

Получил наследство – остался в долгу. Случай из Новосибирска


Три с половиной миллиона рублей суд в Новосибирске обязал выплатить 26-летнюю жительницу города Веру Сёмку. Таким образом девушка должна ответить за долги ее покойных родителей перед покупателями квартиры. Сёмка заявляет, что готова выплатить родительский долг, но в рамках наследуемого имущества – 1 877 000 рублей.

Может ли наследство родителей превратить человека в должника? Из комментариев юристов следует, что может, как бы Вере Сёмке ни хотелось верить в обратное.

Сделка, совершенная в далеком 1994 году

В 1994 году, когда Вере было два года, ее родители оформили свою квартиру на жительницу Новосибирска Анну Гордиенко.

В 2005 году на сайте Тайга.инфо вышел материал, в котором был описан этот случай. Согласно этой версии, Гордиенко требовала с Бориса Сёмки, отца Веры, вернуть деньги, которые заняла его другу. В итоге Сёмку вынудили подписать доверенность, и трехкомнатная квартира перешла в собственность Гордиенко.

Подтвердить или опровергнуть эту информацию Вера Сёмка не может, так как в то время сама была ребенком, а оба ее родителя умерли в январе 2014 года с разницей в два дня, и спросить больше не у кого.

В беседе с корреспондентом Настоящего Времени Вера рассказала, что за все это время квартиру никогда не просили освободить, даже после того, как она была официально продана.

"У меня в детстве и в юности не было никакого понимания, что происходит относительно всего этого. Я помню только каких-то людей в черных кожаных куртках, году в 1995-1996-м это было. Но никто никогда не приходил и не просил нас освободить квартиру", – говорит Вера.

Предыдущие решения по делу

В 2008 году суд обязал родителей Веры выплатить в пользу покупателя квартиры 1 миллион 759 тысяч 625 рублей, по 879 тысяч 812 рублей с каждого – по рыночной стоимости на 2008 год.

"Я знаю, что с матери не списывали денег, потому что у нее не было официального места работы, и исполнение производства было проблематичным. А с отца высчитывали. Сначала с зарплаты, потом с пенсии", – рассказывает Вера.

В январе 2014 года оба родителя девушки умирают с разницей в два дня. От отца Вера не получает никакого наследства. От матери по закону, в рамках наследуемого имущества, ей переходит долг перед Гордиенко – Вера должна 1 миллион 877 тысяч рублей.

Однако в порядке цессии истцы продали долг коллекторской конторе ООО "Финанс Секьюрити". Через год после смерти родителей девушка узнала, что теперь она – полноценный ответчик за долги обоих родителей и должна 3,5 миллиона рублей. По мнению коллекторов, это и есть рыночная стоимость квартиры на 2008 год. Веру уведомили об этом только в 2015 году, и происхождение этой суммы ей непонятно.

"Суд утверждает, что, достигнув совершеннолетия, я являюсь самостоятельным должником и должна отвечать за свои долги. Но это безумие! Мне известны законы, и я готова ответить по долгам наследодателя. Но не по всей сумме, а только в рамках наследуемого имущества. Я же от этого не отказываюсь", – говорит Вера.

2 августа 2018 года состоялось очередное рассмотрение дела. Из сообщения в твиттере Веры известно, что истец готов пойти на мировую, но при условии, что рассматривать в суде будут не сумму долга, а всю спорную квартиру.

"Даже не 3,5 миллиона, а квартира. Стоимость которой, на минуточку, сейчас около 5 миллионов. Если согласитесь, говорит, не будем к вам санкции применять", – написала Вера в своем твиттере.

Сейчас в квартире Веры живет ее подруга. По словам Сё​мки, квартирантка не платит арендную плату.

"Мне в наследство досталась трехкомнатная помойка. Моя подруга помогла мне с ремонтом и сейчас следит за квартирой. Она оплачивает только коммуналку: свет, вода, отопление", – говорит Вера.

Вера работает звукооператором в бюджетной организации. Девушка говорит, что ее зарплаты в 23 тысячи рублей не хватит на то, чтобы расплатиться с долгом, потому сдаваться Вера не собирается:

"У меня выхода другого нет, кроме как бороться. Потому что сдаваться – это глупо, это дает нашей системе еще один плюсик к тому, что люди не готовы отстаивать свои права. Они не чувствуют себя гражданами. Не чувствуют того, что могут быть защищены и прикладывать к этому усилия".

Коллекторы смотрят на дело иначе

Из открытых источников в интернете известно, что ООО "Финанс Секьюрити" зарегистрировано в 2012 году в одной из квартир Новосибирска. Генеральный директор – Лопатин Владимир Анатольевич. Основным видом экономической деятельности является "торговля оптовая за вознаграждение или на договорной основе".

Юрист компании Артем Ананьев сообщил Настоящему Времени, что с просьбой купить долг в компанию обратилась гражданка Грецкова, покупательница спорной квартиры.

"Она попросила нас: "Пожалуйста, заберите [долг], потому что у меня уже место на кладбище готово рядом с мужем. Мне не так долго осталось, я устала уже судиться и бороться за свои деньги", – рассказал Артем Ананьев.

По его словам, семья Грецковых стала жертвой "обмана" со стороны родителей Веры.

"Родители Веры обманули с продажей квартиры двух своих знакомых, семейную пару Грецковых, – говорит Ананьев. – После того, как Грецковы рассчитались за квартиру и оформили ее на себя, родители Веры признали сделку недействительной. Суд обязал вернуть квартиру родителям Веры, соответственно, а их – выплатить Грецковым три с половиной миллиона – ту сумму, которую они получили за квартиру. На протяжении уже почти 20 лет эта бабушка Грецкова, покупатель, оставалась и без квартиры, и без денег. Ей не заплатили ни родители, ни Вера. Она вынуждена 20 лет тратиться на адвоката, ходить по судам. Сейчас сломала шейку бедра. У нее умер муж. Умерли практически все участники, кроме этой бабушки и Веры".

В комментарии Настоящему Времени Артем Ананьев говорит, что родители Веры от продажи квартиры получили три с половиной миллиона рублей. Однако Вера сообщает, что квартира была продана по договору за два с половиной миллиона неденоминированных рублей, а вступившим в силу судебным постановлением установлено, что фактически квартира была продана за 30 миллионов неденоминированных рублей.

"И внимание. Родители мои денег не получали от сделки, все деньги присвоила госпожа Г.", – написала Вера в твиттере.

Что касается долга, то Артем Ананьев утверждает, что как только Вере исполнилось 18 лет, долг стал "лично ее":

"С достижением совершеннолетия [Веры] 1 миллион 760, половина [стоимости] квартиры, – Вера вступила в права как совершеннолетняя. Это ее долг, лично ее. А оставшаяся часть – 1 миллион 870 – это долг ее матери, по которому она приняла наследство, и этот долг перешел к ней, как к наследнице, вместе с квартирой. Она могла отказаться от квартиры, – объясняет Ананьев. – Это очень хитрая позиция, как у всех должников: когда человек не хочет платить, он всеми способами старается ситуацию извратить и показать ее с выгодной для себя стороны".

По словам юриста, спорную квартиру Вера сейчас сдает квартирантам, с которых получает арендную плату. "Получается, что ситуация висела в воздухе 20 лет, когда квартира формально числилась на умершем муже бабушки, который ее купил изначально, но деньги этой бабулечке так и не были отданы. Ни родители Сёмки, ни Вера Сёмка рассчитываться не спешит. В таком виде мы эту ситуацию купили, заплатили деньги бабушке, забрали долг себе и сейчас пытаемся в суде решить этот конфликт. Нам не обязательно нужна квартира. Пусть она рассчитается деньгами. Есть решение суда, пусть рассчитается, а квартиру забирает себе".

Комментарий юриста "Мемориала"

С просьбой прокомментировать ситуацию Настоящее Время обратилось к независимому от данной ситуации адвокату правозащитного центра "Мемориал" Марине Агальцовой.

"С юридической точки зрения, это сложное дело, – говорит Агальцова. – Я не берусь оценивать историю, как квартира была продана, но так как суд признал сделку купли недействительной, то он постановил, что продавец должен вернуть деньги, а покупатель – квартиру. Квартиру оценили в определенную сумму. У семьи девушки была возможность сумму оспорить. Собственниками квартиры являлась мама девочки и девочка. Так как девочка была несовершеннолетней, то деньги за нее должны были выплатить родители. Потом она стала совершеннолетней и стала сама обязана выплатить".

Агальцова отмечает, что отец и мать Веры были признаны должниками по половине доли только потому, что девочка в то время была несовершеннолетней. "По закону именно она должник, – утверждает юрист "Мемориала". – Но формально за нее выступали мама и папа. Поэтому суды и не знают, как быть. С одной стороны, она унаследовала от матери ее долю. И мать была представителем девочки в предыдущих процедурах. А долю папы девочка не наследовала. Но она теперь уже сама выросла, поэтому может сама выступать за себя и быть должником".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG