Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Полицейская дубинка вернулась". Замминистра информполитики Украины про ситуацию в Крыму


18 мая – День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. В 1944 году почти 200 тысяч крымских татар обвинили в сотрудничестве с нацистской Германией и по приказу Сталина депортировали с их исторической родины – из Крыма. Начиная с 2014-го, после российской аннексии, многие крымские татары вновь были вынуждены покинуть полуостров.

Замминистра информполитики Украины про ситуацию в Крыму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:20 0:00

Как изменилась их жизнь за четыре года, журналисты Настоящего Времени спросили у заместителя министра информационной политики Украины Эмине Джеппар.

– 2014-й – это флэшбэк в тот 1944-й, когда полицейская дубинка вернулась. А она на самом деле вернулась. Те репрессивные акты, которые мы сегодня видим, например, обыски домов крымских татар – не для того, чтобы что-то найти, а чтобы устроить акт публичной порки, это политически-мотивированные дела. Начиная от "Хизб ут-тахрир", где вообще сложно доказать, что человек в "Хизб ут-тахрир" или нет, потому что организация считается запрещенной в РФ, чего не было в украинском законодательстве, а мы понимаем, что они карают граждан Украины в первую очередь в Крыму, и до "дела диверсантов", когда какой-либо украинец просто по факту наличия украинского паспорта может быть назван шпионом, диверсантом, экстремистом, националистом, и прочие вещи, которые делают правоохранительные органы РФ по политическому запросу Кремля.

Мы понимаем, что если ты сегодня просто делаешь пост в фейсбуке или что-либо неугодное говоришь, на тебя могут донести твои соседи, если ты разделяешь мировую позицию, что Крым – это Украина. Все это сегодня является достаточной причиной для того, чтобы ты был арестован или в отношении тебя применили какие-то другие формы репрессий: штраф, шантаж, обыск, следствие и прочие другие акты.

Для крымских татар это тюрьма. Это молчаливая тюрьма с латентной депортацией. Это когда создаются такие условия, что с одной стороны активные, те, кто не могут жить в такой действительности, как без воздуха, вынуждены уезжать с полуострова, а те, кто заплатил свою цену за родину, а это большинство крымских татар, это все крымские татары, и которые в любых обстоятельствах, даже если там война, будут оставаться в Крыму, их принуждают жить в абсолютном молчании, где нет места ни одной форме свободы и выражению своей позиции, которая противоречит позиции Кремля.

– Чего лишились крымские татары после аннексии полуострова?

– Наверное, для крымских татар самая главная ценность, которая была в основе их национально-освободительного движения в советские времена, – это свобода. Это право на свою землю. При всем при этом, мы понимаем, что физически это право как бы не забрали, то есть крымские татары продолжают жить в Крыму, но политически отбирают это право. Им всеми возможными способами показывают, что вы народ нон-грата на этой земле. Это такая иезуитская форма того, что народу указывают свое место. И это место далеко не то, на которое народ готов. За это место народ десятками лет боролся.

То, что это игра в долгую, мы понимаем на 100%, мы понимаем, что к сожалению, такая конъюнктура в мире, что этот мирный путь более долгий, чем любой другой. Но то, что для крымских татар это принципиальная позиция, что мы не устраиваем террористических акций, мы не шантажируем путем экстремизма и различных других форм сопротивления, это факт.

Вроде бы как, с одной стороны, Черное море есть, солнце светит, войны действительно нет, а российская пропаганда именно бьет на то, что на полуострове Крым нет войны. И мост строится, и школы строятся, и садики, и дороги… Это иллюзия, имитация того, что какие-то гуманитарные проекты ведутся. Но мы понимаем, что сегодня у меня лично иллюзий не осталось о том, что Крым – это такая военная база с 2 млн граждан Украины в качестве заложников этой военной базы.

Все подстраивается под задачи этой военной базы. Строятся дороги, чтобы возить танки. Мост, чтобы соединить материк РФ с Крымом в военных целях. Школы и садики строятся для детей российских военных, сотрудников ФСБ и других консультантов, которых привозят в Крым с материка РФ, начиная от "правильных" учителей русского языка и литературы, которые проводят первые 10 минут урока политагитки о том, как нужно любить русский язык, какая великая Россия сегодня и как было плохо при Украине.

Если жить и абстрагироваться от этого, законсервироваться, что происходит с крымскими татарами, можно в этой действительности находиться. Но если для тебя является ключевой ценностью свобода, а для крымских татар, мне кажется, эта ценность является самой актуальной, то нормально жить невозможно.

Для меня очень тревожным знаком является то, что когда ко мне приезжают родственники или друзья из Крыма, и когда мы обсуждаем события в Крыму, очень многие говорят об этом шепотом. Это самоцензура, когда человек боится говорить в слух о том, что происходит в Крыму. Я понимаю, что это следствие почти 5 лет оккупации. Когда на твоих глазах твоего соседа могут арестовать или обыскать дом.

– Какие последние данные по задержанным крымским татарам?

– 68 человек – это те, кого можно считать узниками Кремля по различным делам. Это 106 детей, которые воспитываются без отцов, десятки жен несут на себе бремя всей семьи.

Россия нарушила 407 двусторонних и около 80 международных договоренностей с Украиной фактом оккупации.

– Но есть еще группа пророссийских групп крымских татар, к которым апеллирует Россия.

Конечно, есть маргинальная часть крымскотатарского народа, которая интегрирована в эту систему так называемой власти. Это небольшая группа, которую как ряженых всегда выставляют на показ российских СМИ.

С самого первого дня оккупации была артикулирована позиция "мы против": против российской армии, против референдума, мы бойкотируем референдум, мы не признаем российскую действительность, Крым – это Украина. И все, что происходит сейчас, это такая месть за то, что эта позиция была очень четко артикулирована и продолжает в лице Меджлиса, который был депортирован из Крыма, и десятки журналистов, которые объективные, вынуждены были уехать и телеканал "Черноморка", и АТР, и "Крым. Реалии" и "Центр журналистских расследований". Это десятки активных людей, которые сегодня не позволяют российской пропаганде убедить весь мир, что вот оно российское счастье и справедливость восторжествовала.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG