Ссылки

logo-print
Новость часа

"У меня все руки были в синяках". О чем женщины пишут в своих письмах отцам


"Папа, я, знаешь, что помню? То есть, помню много чего, но два воспоминания причиняют мне боль. Первое, как я в садике стесняюсь раздеться в тихий час. Стесняюсь ужасно, верещу, когда воспитательница пытается стащить с меня колготки. Ведь под колготками мои ноги и попа в красных следах от ударов. Я даже помню, что это было. Не ремень, нет. Шнур от твоей электробритвы. Кажется, я вредничала и медленно собиралась в садик, а ты торопился. Самого наказания не помню вовсе, помню только детсадовскую кровать, которая была, как распахнутый белоснежный ужас, свои пальцы, вцепившиеся в эти чертовы колготки и свой крик: "Не сниму!" – пишет С.А. из Махачкалы.

Подобные письма собирают две журналистки и правозащитницы из Дагестана Светлана Анохина и Аида Мирмаксумова. Их проект "Отцы и дочки" посвящен взаимоотношениям отцов и дочерей.

"На Кавказе нет традиции доверительных разговоров между старшими и младшими, а тем более между дочерью и отцом, – пишут авторы о проекте, – получается, что одни никогда не говорят, а вторые никогда не слышат. И то, что могло решиться пусть даже через спор и ссору, иногда оборачивается бедой. Мы хотим, чтобы отцы услышали, что на самом деле думают их выросшие дочери. Где отцовский авторитет и власть ломали их жизнь, а где поддержка спасала и давала силы жить дальше".

За два месяца существования проекта к нему присоединились женщины из других регионов России, а также Украины, Армении и Грузии.

"Я всегда любила тебя, папа. Когда ты баловал младшую. Когда бил меня за малейшую провинность. Когда унижал перед соседями: "Эй, Лешка, сюда иди. Быстрей давай ногами шевели!" Когда кричал маме про меня-подростка: "Ничего путного из нее не выйдет! Она тебя опозорит!" До их пор не понимаю, почему ты так думал?" – пишет в своем письме А.Г. из Тбилиси.

"Все письма анонимные. В них – слова благодарности, претензии, обиды и много любви. Женщины нам пишут о том, о чем не могут сказать лично отцу по разным причинам: либо отца уже нет в живых, либо она никогда не видела отца, а, может, они живут в одной квартире, но у них нет традиции общения друг с другом, не принято в семье обнять взрослую дочь или отца и сказать, как сильно ты его любишь. Такое часто встречается в северокавказских республиках", – говорит Аида Мирмаксумова.

"Помню, как папа отругал меня, школьницу, за то, что я стояла у подъезда с мальчиком. Папа видел только одно – дочь-подросток стоит на виду у всех с парнем! Это же Дагестан, здесь большинство отцов не понимают, когда дочка общается с незнакомыми мальчиками, парнями. Что подумают соседи? В общем, скандал был большой, – вспоминает Аида. – Я так и росла, думая, что общение с мальчиками – это что-то плохое".

Другое направления проекта – это истории, в которых, по мнению авторов , отец выполнил свои функции отца "правильно".

"Помнишь, как-то я в слезах шла искать потерянную золотую сережку и встретила тебя? Мы с тобой вернулись домой без сережки, но я была спокойна, потому что знала, что защитишь. С тех пор я ненавижу золото и знаю, что ты в семейном конфликте будешь на моей стороне", – обращается к отцу дагестанка Д.А.

"К сожалению, мы слышим о мужской роли в семье, когда это – роль карателя. Если он избил, убил, – говорит соавтор проекта Светлана Анохина, – но это не вся правда, потому что в тени остаются те мужчины, которые ведут себя как защитники. И мы хотим напомнить о том, что есть и другой типаж, есть и другие случаи. Отец, который забрал своих девочек из Сирии, куда их увезла мать. Мы знаем историю, когда семья поставила перед фактом отца девушки, которая, по их мнению, опорочила их честное имя, а он спас ее: дал денег и отправил ее в другой город, подальше от этого ужаса".

Руководители проекта "Отцы и дочки" говорят, что сначала планировали запустить его только среди дагестанцев, но география стала расширяться. Сейчас авторы получают письма из Чечни, Москвы, Томска, Украины, Грузии, Армении.

По словам организаторов проекта, они сами не ожидали, насколько глубокую тему затронули.

"Мы оказались меж двух огней: кто-то кричит нам "феминистки!", а феминистки считают, что мы предаем идеи феминизма, потому что показываем мужчин защитниками. Мы наблюдаем за всем этим и удивляемся, что в безобидной попытке высказаться, когда мы, наконец, дали возможность женщинам открыть рот, увидели столько всего противоречивого. Но, если почти все женщины интересуются проектом и поддерживают нас, то мнение мужчин разделилось. Некоторые из них начинают нервничать и говорят, что мы выносим "грязное белье на публику". Мне кажется, такая реакция только подтверждает, насколько важную и больную тему мы затронули", – говорит автор проекта Аида Мирмаксумова.

По ее словам, они также оказывают бесплатную юридическую и психологическую консультации.

В планах – поставить на темы писем спектакль.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG