Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

Второй единственный. Как кандидат от КПРФ может стать выборным "противником" Путина


Второй единственный. Как кандидат от КПРФ может стать выборным "противником" Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:50 0:00

Кандидат от КПРФ Павел Грудинин сегодня стал вторым официально зарегистрированным. Первым был лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Оба как представители парламентских партий освобождены от сбора подписей.

Накануне появилась информация, что Грудинин – единственный, с кем Владимир Путин, возможно, проведет предвыборные дебаты. Ни разу еще за 18 лет у власти Путин не участвовал в таком формате. Причем с той же Собчак действующий президент дебатировать не планирует. .

Причины просты – сейчас только у Грудинина рейтинг выше 5 процентов. По последним данным государственного социологического агентства ВЦИОМ, за него готовы проголосовать чуть больше 7.5 процентов тех, кто точно пойдет на выборы.

Лидер коммунистов Геннадий Зюганов впервые с 2004 года сам в выборах не участвует. И на этот раз он станет главой штаба.

Грудинина принято называть хозяйственником. Он много лет руководит Совхозом имени Ленина, успешным сельскохозяйственным предприятием, а за глаза кандидата от КПРФ называют клубничным королем.

Как и в случае с Собчак, многие сомневаются в реальной оппозиционности Грудинина. Так, по бизнесу он связан с довольно системным миллиардером Арасом Агаларовым, которому продал землю под торговый центр неподалеку от Совхоза.

Припоминают членство в "Единой России" и капитал. Только на сделке от продажи земли компании IKEA год назад Грудинин заработал 700 миллионов рублей. И по сути, Грудинин как раз кандидат от бизнеса, а не от народа.

О феномене Павла Грудинина, который превращается в единственного "второго кандидата", о том, как оппозиция снова не может найти общий язык, о политической гибкости и о том, кого можно считать кандидатом Кремля, а кого нет, наконец, станет ли Павел Грудинин тем, чем стала партия "Справедливая Россия" в 2011 году для избирателей, не готовых отдавать голос Путину, но все-таки желающих прийти на выборы, – об этом я поговорил с Ильей Пономаревым, бывшим депутатом Госдумы.

— Я думаю, что в чистом виде она такая не повторится, потому что будут растаскиваться голоса между Грудининым, Собчак и Явлинским. Но то, что Грудинин займет уверенное второе место, причем это будет второе место с результатом выше, чем это был результат у Зюганова в последний раз, я в этом практически убежден. Я считаю, что в значительной степени это для этого как раз и придумано. Грудинин привлечет тех, кто на выборы иначе бы просто не пошел, этот весь протестный, но не протестный в смысле Болотный, а протестный в смысле в целом у нас в стране не либеральный протест, а социальный протест, весь, конечно, выльется именно в эту кандидатуру.

— Можно Грудинина назвать настолько же сомнительным, условно, кандидатом, как Собчак? Потому что, в основном, вся риторика вокруг обсуждения этих кандидатур сводится к тому, что они действительно не представляют из себя реальную оппозицию, а, скорее, отвлекают внимание.

— Нет, я с этим не согласен. Просто здесь надо разбираться в вопросе, что такое оппозиция. Оппозиция – это же разные люди, это люди, которые хотят смены курса правительства, они тоже в оппозиции. Есть люди, которые хотят принципиального слома системы, – и это оппозиция. Является ли Грудинин или Собчак такими оппозиционерами, которые любой ценой разрушат систему? Нет, они такими не являются. Но выражает ли Грудинин реальную альтернативу действиям нынешней системы управления? Да, безусловно, он такой есть, он действительно этого искренне хочет.

Если анализировать бизнес, бизнес у нас в стране есть двух категорий. Одна категория – те производители, которые заинтересованы в том, чтобы росли предприятия внутри страны, предприятия реальной экономики. Другое – это то, что когда-то называлось компрадорский бизнес, который больше заинтересован в интеграции в международные финансовые потоки. У власти в стране сейчас находятся те, кто связан именно с этим международным бизнесом, потому что, несмотря на всю эту риторику про национальное возрождение, патриотизм и так далее, интересы нынешней элиты, безусловно, международные, на Западе и так далее.

А Грудинин им противостоит, это представитель как раз тех, которые хотят производить внутри страны. В этом смысле, конечно, его можно называть кандидатом и от бизнеса, но это кандидат и от народа тоже, потому что это тот человек, который создает рабочие места внутри страны, капиталы никуда из нее не вывозит, распределяет их по своим работникам. То есть для меня это как раз тот бизнес, который бы я очень хотел, чтобы у нас развивался.

— Чем ближе выборы, тем больше скандалов, конфликтов, ссор среди универсальной какой-то, общей оппозиционной массы. Мы сейчас наблюдаем чудовищную по накалу страстей агрессию со стороны, например, сторонников Навального по отношению к Ксении Собчак за то, что она якобы съездила на остров Бали, провела там корпоратив. С чем вы связываете такую непримиримую позицию Алексея по отношению, например, к Ксении Анатольевне?

— Так исторически сложилось, что у нас есть группа таких праволиберальных кандидатов, которые всегда со всеми ссорятся. К ним относятся и Навальный, и Яшин, и несколько других людей. И в этом стане все время бесконечные непрерывные споры и склоки, это с 90-х годов идет. Люди меняются, а способ поведения не меняется, потому что они все хотят только одного – они хотят быть главными оппозиционерами и иметь какую-то такую монополию на оппозиционный фланг.

Все остальные друг с другом абсолютно не ссорятся, не спорят. Наоборот, смотрите, Грудинин выступил консолидатором многих разных левых групп, там были проведены праймериз "Левого фронта", которые помогли не рассорить всех, как это было у тех правых либералов, а установить, что вот этого человека поддерживаем. Собчак тоже делает все заявления крайне примирительно. А то, что кто-то хочет быть одним, очень это печально, но я думаю, что история просто все расставит на свои места.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG