Ссылки

Новый закон о СМИ Казахстана убьет жанр журналистского расследования


Министр информации и коммуникации Даурен Абаев рассказал депутатам общие нормы законопроекта. Но депутаты требовали более детальной проработки определенных статей. В частности, нормы увеличивающей срок рассмотрения журналистского запроса с 3 до 15 дней.

"Через полмесяца, когда, наконец, журналист получит ее, она будет просто уже изрядно устаревшей, никому неинтересной: ни СМИ, ни населению", – считает депутат парламента Казахстана Ирина Унжакова.

По заверению Даурена Абаева, разработчики вернутся к этой поправке до второго чтения и уменьшат сроки рассмотрения журналистcкого запроса.

Вместе с тем, министерство предлагает внести в законопроект норму, которая обязывает журналиста получать согласие на распространение в СМИ информации о личной, банковской, коммерческой и иной тайнах. Член рабочей группы по законопроекту Павел Казанцев попросил госорганы разъяснить, что означает формулировка "иная".

"В законах о банках и банковской деятельности речь идет о банковской тайне. Речь может идти о служебной тайне, которая так же охраняется законом. Поэтому говорится и "иная тайна", охраняемая законом. То есть когда закон четко называет, что определенная информация относится к числу тайной", – объяснила вице-министр юстиции Зауре Баймолдина.

Депутаты уже предлагали сделать исключение, когда, к примеру, информация о зарубежных счетах чиновника имеет широкий общественный интерес. Президент правового медиа-центра Диана Медведникова считает, что запрет на публикацию данных об имуществе и счетах высокопоставленных лиц окончательно убьет жанр журналистского расследования в казахстанских СМИ: "Требования для журналиста брать разрешение на публикацию персональных данных, что по сути, на наш взгляд является убийцей жанра журналистское расследование. Не совсем понятно, для чего эту норму дублировать в законе О СМИ, потому что все эти нормы уже есть в существующем законодательстве. Если налоговая тайна – это в налоговом законодательстве, кроме того, все это перечислено в законе о доступе к информации, есть норма в законе о персональных данных. По сути со всех сторон журналиста окружают эти заборы в виде различных ограничений".

Еще одна размытая норма — это понятие "пропаганда". В нынешней редакции любая публикация о детских суицидах может быть признана пропагандой суицидов и стать поводом для обращения в суд. На все эти моменты обратили внимание эксперты ОБСЕ, однако министерство рекомендации пока не приняло.

"Этот же вопрос обсуждается, – заявил министр информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев. – Мы не можем идти, это же наше внутреннее законодательство. Подходит к Конституции, в разрез идет. Там же много норм".

По мнению журналистов, поправки к закону о СМИ в нынешней редакции существенно ограничат работу прессы в стране.

"Госорганы не должны обладать монополией на право защиты родины. СМИ несут очень важную общественную нагрузку, важную общественную роль. Мы доносим до общественности те вопросы, когда госорганы, когда нацкомпании, различные чиновники нарушают законы, оказываются замешанными в коррупционных схемах", – считает журналист, член рабочей группы по законопроекту Болат Абилкасимов.

До второго чтения должно состоятся еще несколько заседаний рабочих групп.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG