Ссылки

Тегеранские уроки Владимира Путина. Что общего между лидерами Ирана и России


Лидеры Ирана никогда не были для Москвы безусловными друзьями. А сама Россия еще недавно носила звание "малого сатаны". Вот и отношения двух стран эпохи Владимира Путина тоже сложно назвать исключительно дружескими. Иран все эти годы непременно играл исключительно в свою внешнеполитическую игру.

И все же многому Владимир Путин у Ирана за эти годы научился – в первую очередь, манере управлять. Почему российский президент тоже немного аятолла – рассказывает Ренат Давлетгильдеев.

Аятолла Хаменеи – наверное, один такой на весь мир, к кому Владимиру Путину приходится ехать на поклон. Если где и может случиться встреча с рахбаром, то лишь в резиденции рахбара. Своей страны лидер Ирана не покидает. Что автоматом отметает шансы доброй половины мировых лидеров на рандеву.

Впрочем, даже то, что встречи эти у Путина и аятоллы в принципе случаются – уже немало. Предыдущий рахбар из всего советского руководства лишь однажды удостоил взгляда Эдуарда Шеварднадзе, и то только когда тот лично привез письмо от Михаила Горбачева – ответ на предложение аятоллы отказаться от идей коммунизма и обратить социалистические взоры к богу. А вот телеграммы Брежнева аятолла Хомейни просто игнорировал. Впрочем, не удивительно – если Соединенные Штаты были "большим сатаной", то роль сатаны малого – была забронирована за Союзом.

Первая встреча Владимира Путина и аятоллы Хаменеи случилась в 2007. До Путина предыдущим главой советского ли, российского ли государства, пересекавшим иранскую границу, был Брежнев в 1963. Затем взяли ритм бодрее. Вторая встреча российского президента и рахбара случилась в 2015. Нынешняя – уже третья.

Как аятолла Хомейни пытался научить в письме советского генсека править страной – так и нынешний, кажется, все эти годы и встречи – учит Путина. И с каждым новым визитом их позиции все равнее. Чему же научился у аятоллы Владимир Путин?

Фетвы Владимира Путина

Слово главы государства – закон. И его одного, этого слова – уже достаточно. Что там – разводить парламенты и кабинеты министров. Как фетва аятоллы автоматически имеет юридическую силу, так и слово российского президента становится законом, пусть и соблюдением формальных процедур. Даже если для этого нужно поменять конституцию.

Сказал Путин про биологический материал – и тут как тут готов законопроект о защите молекул россиян.

Внешний враг

"Для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна", – говорил Владимир Путин в 2007 году с мюнхенской трибуны.

"Иран никогда не смирится с концепцией однополярного мира, навязываемой США", – в том же 2007 говорил Путину аятолла во время их первой тегеранской встречи.

"Дьявол" и "сатана" – до таких эпитетов в адрес США в Кремле пока не дошли. Но что, как не антиамериканизм, сплотил страну рухнувшего рубля и экономического кризиса. Обама, верни наши пенсии.

Изоляция

Санкции? Не смешите мои шахабы. "Иран сумел построить экономику, независимую от истеричной политики страны-мирового диктатора – Соединенных Штатов – несмотря на все давление и экономический занавес", – говорил аятолла.

Владимир Путин вторил: "Санкции России на руку, они – стимул для развития". И это Запад теряет на санкциях больше нас. Радость в изоляции – нам улетающие далеко ракеты – дороже сыра и хамона. Долгие, продолжительные аплодисменты благодарного народа.

Надежный мохаллель

Есть в шиитском исламе такое интересное явление, как "мохаллель" – если иранский мужчина в приступе гнева развелся с женой, а затем передумал, то по закону, он не может вновь жениться на ней, если та не вышла за муж за другого и не развелась с ним. Для таких-то случаев и держат дружины надежных мохаллелей — мужчин, за который можно ненадолго выдать свою жену, а потом забрать назад. Жена у российского президента одна – Россия. А ее мохаллелем весьма удачно выступил Дмитрий Медведев.

Гвардия его величества

Никому не верь, кроме личных гвардейцев. Как у аятоллы есть своя элитная, главная армия Ирана – Корпус стражей исламской революции – кому никто не указ, кроме рахбара. Так и у Владимира Путина – запоздало появились личные гвардейцы под командованием собственного бывшего охранника. И даже губернаторов в России теперь ищут там, в череде телохранителей.

Клуб царей

Вот и вышло так, что карточку почетного члена мирового клуба царей Владимиру Путину выдали там, в Тегеране. В резиденции аятоллы. Любить и брать власть не сиюминутного управленца, а лидера нации, лидера политического и духовного – главный тегеранский урок российского президента. И путь истинных властителей, играющих вдолгую. И нашедших друг в друге так много общего. Вот и сейчас главная цитата встречи:

"Основная задача и России, и Ирана – игнорировать негативную пропаганду врагов, которые хотят ослабить отношения между двумя нашими странами, свести на нет американские санкции и изолировать Америку".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG