Ссылки

"Полет пули" длиной в 80 минут. Режиссер Беата Бубенец о своем новом фильме о войне в Донбассе


Одна из самых интересных режиссеров-документалистов России и бывший корреспондент Настоящего Времени Беата Бубенец представила новый фильм, снятый без единой склейки. Место действия – поселок Счастье, 2014 год, разрушенный мост между двумя воюющими сторонами. Премьера фильма состоится в декабре в Москве на Артдокфесте. На латвийской части фестиваля в Риге режиссер встретилась с корреспондентом Настоящего Времени Ренатом Давлетгильдеевым и рассказала, почему политика в документальном кино неважна, о чувстве опасности и почему лишь кажущийся незначительным фрагмент войны – ее портрет.

"Мой новый фильм – это 80 минут, который я сняла одним кадром, то есть без единой склейки во время военных действий на востоке Украины. То есть если быть точнее, это Счастье, недалеко от Счастья Луганской области. Я снимала в августе 2014 года как раз на границе между прорусскими силами и украинскими силами.

По дороге я снимала вообще все события, которые там происходили, и поскольку я имею российский паспорт, то я имела возможность снимать как с той стороны, так и с другой стороны, у меня было очень много материала уникального, которого просто ни у кого не было. И мне хотелось сделать большой фильм об этом. Весь год я размышляла о том, о чем мой фильм, и в какой-то момент я поняла, что все, что я хотела сказать, заключено в этих 80 минутах, по большому счету.

В принципе меня, наверное, не очень интересовала политическая составляющая, то есть е российско-украинские отношения, меня больше интересовала вообще природа войны и, наверное, мужчины, которые идут воевать. То есть меня это больше интересовало, чем то, за кого они – за Россию или за Украину, потому что, по большому счету, мне кажется, уже непосредственно на войне примерно одинаковые методы использует как та сторона, так и другая. Поэтому не имело значения, кого я снимаю – украинцев или прорусски настроенных сепаратистов.

Я была одна, и я могу сказать, что вот эти ребята, с которыми я жила, это батальон "Айдар", этот отряд из семи человек, что, наоборот, хоть они и выглядят, может быть, как разбойники и кажутся очень страшными, опасными людьми, наоборот, они мне давали чувство безопасности. То есть я рядом с ними чувствовала себя в безопасности, с их стороны я не ощущала угрозы.

Я не думаю, что здесь однозначно какая-то есть определенная политическая позиция, потому что изначально я его хотела делать вместе с украинскими продюсерами, но они боялись, что этот эпизод, в частности, может быть воспринят украинским обществом как антиукраинский. И поэтому я бы не сказала, что это так. Возможно, это острая тема, но, мне кажется, в моих фильмах нет однозначной позиции, на чьей я стороне, поскольку мой фокус внимания на чем-то другом".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG