Ссылки

Жительница Улан-Удэ, мать двоих детей, 35-летняя Эльмира Шоймполова работала продавцом в магазине, но в конце 2014-го попала под сокращение. Попытки устроиться на новое место успехом не увенчались. Некоторое время она была вынуждена перебиваться случайными заработками, но 15-18 тысяч рублей, что платили, на жизнь не хватало.

Спустя год мытарств, услышав, что есть возможность устроиться на работу в Южной Корее с неплохой, по российским меркам, зарплатой, Эльмира уехала в город Соннам, в 30 километрах от Сеула. То, что в чужой стране предстоит жить нелегально, ее не смутило.

Эльмира Шоймполова
Эльмира Шоймполова

"Того, что я могла заработать в Улан-Удэ, не хватало, чтобы содержать двоих детей, – рассказала Эльмира Шоймполова в интервью Радио Свобода. – Жили мы в пригороде, много денег уходило на дорогу. Плюс кредиты. Мои дядя с тетей уехали в Корею и рассказывали, что там хорошо платят. Очень тяжело было оставлять детей. Старшей дочери 10 лет, сыну – 7. Утешала себя тем, что уезжаю на заработки именно ради них. Оставила их с мамой и младшим братишкой!"

Отношение к гастарбайтерам у корейцев лучше, чем у россиян. Столкнуться с пренебрежением – это редкость

В Корее россияне работают на заводах, в мотелях, на полях, в море, на стройках. Особенно охотно, по словам Шоймполовой, на строительство берут российских людей – считается, что они физически крепкие.

"Отношение к гастарбайтерам у корейцев лучше, чем у россиян, – говорит Шоймполова, – столкнуться с пренебрежением – это редкость".

"В течение четырех месяцев, пока я не нашла нормальное место, пришлось перебиваться сезонными заработками. Летом у них начинается жара, многие заводы неделями отдыхают, и единственная работа – на плантациях. Но я понимала, что не смогу долго выдержать под палящим солнцем. К счастью, подвернулась работа горничной в мотеле. Только в сентябре мне стали нормально платить – в переводе на рубли сто тысяч. Большую часть отправляла домой. В апреле прошлого года брат окончил училище и приехал ко мне в Корею.

Брат работал в прачечной, на мебельном заводе, какое-то время заправлял постели в мотелях. В Корее на эту работу берут только мужчин, так как кровати огромные и простыни нужно натягивать, чтобы не было ни складочки", – вспоминает Эльмира. ​

Кризис довольно жестко ударил по экономике Бурятии: местные работодатели задолжали сотрудникам больше 60 миллионов рублей. В 2014 году закрылся некогда успешный ликероводочный завод "Байкалфарм", который обеспечивал работой около 2000 человек по всей России, из них примерно 600 в Бурятии. Обанкротился Байкалбанк – это еще около 900 рабочих мест. В глубочайшем кризисе оказались былые гиганты "Улан-Удэстальмост" и "Молоко Бурятии". В соцсети "Вконтакте" действует несколько многочисленных групп, создатели которых предлагают платные посреднические услуги по трудоустройству в Корее.

В Бурятстате сообщили, что средняя номинальная зарплата, начисленная в мае 2017 года работникам предприятий Улан-Удэ, составила около 36 тысяч рублей. С предыдущего месяца майская зарплата выросла на 1,2%, а с мая 2016 года – на 2,4%.

Улан-Удэ
Улан-Удэ

"Где, интересно, можно заработать 36 тысяч? Единственное, что у нас могут предложить, – работу продавцами, официантами или охранниками за 15 тысяч. Когда электричество, между прочим, дороже, чем в других регионах, а о продуктах вообще лучше промолчать! Чтобы собрать детей в школу, надо около 30 тысяч. Откуда у населения деньги с такими зарплатами?" – ​удивляется официальной статистике жительница Улан-Удэ Оксана Черняева.

Из Бурятию в Корею на заработки едут не только молодые. В декабре прошлого года в корейскую клинику попала 51-летняя Екатерина Балданова – прямо на рабочем месте у нее случился инсульт.

"Позвонила переводчица, сообщила нам, что операция очень дорогая, стоит она 2 миллиона рублей, – рассказала дочь Екатерины Надежда Жабаева. – Сумма за лечение росла с каждым днем. Родные обратились за помощью к знакомым, взяли кредит. Вскоре им удалось договориться с больницей и забрать женщину домой. Погасить целиком долг семья пока не смогла".

Сеул
Сеул

Работу в Корее ищут и жители других сибирских регионов.

26-летний красноярец Максим, работавший на родине проект-менеджером, в Корею поехал в надежде заработать на дом для семьи.

В России я буду копить на дом, который хочу, лет 5–7, здесь же заработаю на него за 2–3 года.

"У меня в Красноярске остались жена и ребенок, – рассказывает Максим. – Зарплата была 30-40 тысяч рублей. В Корее я простой строитель. Новичкам здесь платят чуть больше пяти тысяч рублей в день. У тех, кто больше трудится, заработок достигает 12 тысяч. В России я буду копить на дом, который хочу, лет пять-семь, здесь же заработаю на него за два-три года. Приехал в Корею сам, сам нашел работу через паблик "Вконтакте". Я ехал целенаправленно, чтобы работать на альпомах – это вид каркаса для строительства высотных зданий. Они из алюминия, отсюда и название. В мои обязанности входит сборка, разборка, поднятие на этаж. Работа тяжелая, требующая сноровки и выносливости, но я воспринимаю это как приключение, тем более платят хорошо", – говорит Максим.

Еще одна девушка из Бурятии, которая живет в Корее практически три года и готова там остаться, согласилась поделиться своим опытом, не называя настоящего имени. У нее два высших образования, сама она родом из Бурятии, работала в Красноярске менеджером по персоналу в сфере лесопроизводства.

"Нашла в интернете посредника, который предложил работу на полях. Хватило буквально одного дня, чтобы понять: это не для меня. Я приехала в конце осени, у них уже шел снег, было холодно. И я не привыкла работать в поле. Дома даже картошку не сажала. А там надо было работать 12 часов, для меня это невыносимо. Утром не смогла встать, все тело болело".

Сейчас девушка работает в Корее на автомобильном заводе. Крутит болты, складывает их в коробки, а коробки в паллеты.

"Вы не представляете, какими тяжелыми могут быть коробки с железками! Труд не из легких, но здесь я поняла, что значит жить в комфорте, что такое, когда власть может и хочет создавать условия для своих граждан, – убеждена девушка. – Здесь мне нравится все, только тоскую по семье. Дома ждут родители и брат, я им помогаю, отправляю около 70 тысяч, себе оставляю примерно 15, этого вполне хватает. Жилье и питание предоставляются работодателем. Я трачу лишь на предметы личной гигиены и иногда чего-нибудь вкусненького куплю себе".

Корея – это не место для лентяев и физически слабых людей. И не для развязных. Алкоголь здесь стоит копейки, а последствия могут быть плачевными.

​С медицинскими услугами, уверяет девушка, особых проблем нет, даже для нелегала: "Медицина не проблема, если заплатить. А так, начальник по своей страховке может нас увезти в больницу. Меня один раз провел к стоматологу. В Корее, кстати, разрешено лечить других по своей страховке".

"Могу сказать одно: Корея – это не место для лентяев и физически слабых людей. И не для развязных. Алкоголь здесь стоит копейки, а последствия могут быть плачевными".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG