Ссылки

В Беларуси осудили жительницу Петербурга за домашние роды. Ее ребенок умер


Витебский суд приговорил 31-летнюю Ольгу Степанову к 6 месяцам в колонии-поселении. Женщину освободили в зале суда под подписку о невыезде.

В феврале этого года беременная Ольга приехала в белорусский Витебск погостить к своей матери (Ольга прописана в ее доме, но живет с мужем в Санкт-Петербурге). 17 февраля у нее родилась дочь, которая умерла, задохнувшись околоплодными водами. Ее обвинили в том, что рожала дома, а не в роддоме, хотя домашние роды в Беларуси законом не запрещены.

С мая Ольга, мать двухлетней девочки, находилась в витебском СИЗО.

Настоящее Время разбирается, почему эта история получила такой резонанс в Беларуси.

Почему говорят о деле Ольги Степановой

Ольга не смогла похоронить свою дочь – в день похорон, 5 мая, женщину арестовали. "У следователей были сведения, что сразу же после похорон ребенка женщина покинет Беларусь", – рассказал начальник Витебского городского отдела Следственного комитета Роман Шиянок.

Ольга – не первая женщина в Витебске, рожавшая дома. Но она первая, кто сделал это сознательно, то есть письменно отказывалась ехать рожать в больницу. И похоже первая, у которой при родах дома погиб ребенок.

По словам местных властей, это первая смерть в Витебске ребенка, рожденного вне стен больницы. Скоротечные роды на дому были, но "скорая" всегда успевала приехать на эти роды. А ребенок, рожденный у Ольги, как установили судмедэксперты позже, появился на свет здоровым. Так что выжить у него были все шансы.

Законодательство Беларуси не запрещает рожать дома, но никто не обязан предоставлять женщине медицинскую помощь, если она решится рожать дома, так как в этом случае это уже называется "незаконным врачеванием".

Легальным способом принятия родов в стране считается лишь один – в государственном роддоме. У коммерческих центров такого права нет.

В чем вина матери

Следствие считает, что вина женщины в том, что она взяла на себя ответственность за жизнь ребенка как минимум трижды:

  • в разговоре с лечащим врачом,
  • заведующим отделением,
  • главным акушером-гинекологом Витебской области.

Каждый раз она писала расписки, что отказывается рожать в роддоме. По данным следствия, Ольга мотивировала свой отказ рожать в больнице тем, что:

  • при родах в больнице, по ее словам, она могла заразиться внутригоспитальными инфекциями,
  • в белорусских больницах нет правильных методов принятия родов,
  • белорусские медики не всегда практикуют прикладывание ребенка к груди сразу же после родов,
  • пуповину перерезают не сразу, а через 3-5 минут.

Если женщина выбирает домашние роды, то всю ответственность за здоровье и жизнь ребенка, согласно законам Беларуси, она несет сама. Особенно, если родила здорового ребенка, а потом с ним что-то случилось.

У Ольги и ее мужа Олега – российского бизнесмена – уже есть дочь. Сейчас ей два года. Она появилась на свет во время домашних родов, которые принимал Олег. Супруги посещали в Санкт-Петербурге специальные курсы по вынашиванию здорового ребенка и домашним родам. Этот аргумент обвинение также приводило на заседаниях суда.

Ольга с мужем и первой дочерью. Фото из семейного архива предоставлено TUT.BY матерью Ольги
Ольга с мужем и первой дочерью. Фото из семейного архива предоставлено TUT.BY матерью Ольги


Что говорят родственники Ольги в ее оправдание

Мать Ольги говорит, что роды были не домашними, а скоротечными: "Роды были преждевременными, такую ситуацию никто не может предвидеть: люди рожают в поездах, самолетах, в магазин выходят — и там могут родить, в конце концов".

В разговоре с врачами, по словам матери, Ольга говорила, что предпочитает домашние роды, но при этом она не исключала, что пойдет в роддом.

После рождения, по словам матери, девочка стала задыхаться околоплодными водами. Увидев, что на свет появился ребенок, который не кричит и имеет синюшный цвет, Ольга попросила мать вызвать "скорую". От момента вызова "скорой" до приезда реанимационной бригады прошло около 40 минут, говорит мать Ольги. Первая бригада без соответствующего оборудования приехала через 20 минут, а затем еще через 20 минут прибыла реанимационная бригада с оборудованием.

Девочку доставили в больницу в 20:28 по местному времени, а смерть зафиксировали в 21:40 в городской клинической больнице скорой медицинской помощи.

По мнению матери Ольги, трагедии могло бы не случиться, "если бы скорая доставила ребенка в больницу быстрее".

По данным следствия, в первой машине "скорой" действительно не было оборудования для реанимации новорожденного. Однако, врачи были уверены, что едут, чтобы помочь женщине, которая родила мертвого ребенка, как сообщили медикам при вызове "скорой" родственники женщины, – заявил начальник Витебского городского отдела Следственного комитета Роман Шиянок.

"От аспирации околоплодными водами, как в этом случае, в области за пять лет не погиб ни один младенец. Есть небольшой процент детской смертности при родах, но по другим причинам. А с аспирацией может справиться любой медик", – заявил следователь.

Через две недели после смерти ребенка – 2 марта – против Ольги возбудили уголовное дело.

Постановление о возбуждении уголовного дела, 2 марта 2017
Постановление о возбуждении уголовного дела, 2 марта 2017

Запрещено ли в Беларуси рожать дома

Нет.

Белорусское законодательство, как уже было сказано выше, никак не регулирует вопрос родов.

Можно рожать дома, и никто не может обязать роженицу ехать в больницу, так как это нарушит конституционное право гражданина Беларуси.

Но одновременно с этим никто и не обязан предоставлять профессиональную медицинскую помощь на дому, так как, согласно закону, это уже будет называться "незаконным врачеванием".

Обвинение говорит, что Ольга Степанова оставила ребенка в условиях, опасных для его жизни (декрет президента № 18 "О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях").

Суд признал Степанову виновной в причинении смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 144 Уголовного кодекса Беларуси). По этой статье ей грозили исправительные работы до 2 лет, ограничение или лишение свободы до 3 лет. В итоге ее осудили на 6 месяцев в колонии-поселении.

"Эти роды не были "домашними", такое могло случиться где и кем угодно. Но и домашние роды являются не преступлением, а неотъемлемым правом родителей. Ольгу и других женщин не должны наказывать и преследовать за их выбор", – говорится в петиции за освобождение Ольги Степановой. Она набрала более 32,5 тысяч голосов.

Теперь у Степановой есть время на обжалование приговора. Если суд оставит его в силе, то Ольга Степанова должна будет на два месяца поехать в колонию-поселение. Кроме того, Степанову обяжут выплатить издержки суда в размере 310 рублей (около $150).

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG