Ссылки

Поможет ли надувной фламинго переплыть лужи саратовским властям


Фотографии саратовского стилиста и модели Анны Москвичевой в красном купальнике на надувном фламинго в огромной луже моментально разлетелись по просторам интернета и нашли отклик в сердцах россиян. Многие стали публиковать свои фотографии и видео из луж. Такого резонанса девушка, по собственному признанию, не ожидала, но в акцию вкладывала социальный месседж: привлечь внимание к плачевному состоянию дорог в городе.

"Тут получилось так, что наболело. Я, выходя из дома, отвожу детей в садик. Мне приходится переплывать эту лужу, переносить детей на руках... Мы планировали выложить мою фотографию и посмеяться на страничке моего инстаграма. А так, чтобы дошло до федерального уровня... И сейчас мне до сих пор пишут из Великобритании, Италии и Индии. Мне до сих пор шлют всякие фотографии и видео и шлют адреса, где у нас проблемные улицы", – рассказывает Анна Москвичева.

"Спасательница Малибу" заставила вспомнить еще один громкий случай в Саратове. Два года назад граффити-художник Викентий Беликов по заказу местного депутата нарисовал вокруг внушительной по размеру ямы на дороге портрет, напоминающий лицо губернатора области Валерия Радаева.

Реакция властей не заставила себя долго ждать: городские службы бросились не заделывать яму, а стремительно стали закрашивать граффити.

Таким урбанистическим креативом художники в России отличались и раньше – в граффити-культуре можно критиковать власть через стрит-арт. "Русскими Бэнкси" кого только не называли – от Паши 183 в Москве до Тимофея Радя в Екатеринбурге. Так, что сегодня даже Сергей Миронов говорит об уличном искусстве, правда, путая стрит-арт с артритом.

"Ну с великим Бэнкси давайте мы не будем никого сравнивать, но те авторы, которые писали свои имена на стенах, когда-то это было мощное высказывание, – говорит специалист по современному искусству Алексей Трубецков. – Они практически расписывались, что это их собственность. Те пространства, объекты, которые они обозначали, это было абсолютно незаконно, они говорили: это мой город... Это потрясающе, когда авторы с помощью городского пространства рассказывают о своих представлениях о современном мире, ставят вопросы перед горожанами – это прекрасно".

Среда, которая формирует сознание – девиз урбанистов и их главного храма в России – Московского института архитектуры и дизайна "Стрелка". Новый региональный проект института – городские выходные в Саратове. Завесили город баннерами, заставили деревянными кадками с растениями и арт-объектами. И потратили на это около миллиарда рублей. Благоустройство коснулось нескольких центральных улиц города. Для сравнения, на ремонт всех городских дорог в год выделяется всего 400 миллионов. Поэтому и отношение некоторых саратовцев к таким праздникам как к пиру во время чумы.

"В ближайшие месяцы для жителей Саратова станет актуальна проблема водоканала, горэлектротранспорта. Вот об этом не было ни слова, – рассказывает депутат городской думы Александр Анидалов. – Мы хотим получить деньги из федерального бюджета на установку урн, лавочек, стрижку газонов и рисование кружков вместо того, чтобы получить наши же деньги, которые мы туда отправляем. 96 миллиардов отправляем, а нам остается 9 миллиардов. О какой урбанистике может идти речь? Когда в одной Москве три с половиной триллиона тратится на замены пятиэтажек, а нам на миллионный город – 9 миллиардов".

10 сентября пройдут выборы губернатора Саратовской области. И нынешний врио Валерий Радаев непременно пойдет на них. И несомненно победит, если преодолеет лужу на пути к избирательному участку. Хотя теперь, по крайней мере, он знает, где можно взять напрокат надувного фламинго.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG