Ссылки

Абсурд, насилие и актуальная история: как новые медиа рассказывают о самом важном


Новые медиа, small-media, самиздат. Новые СМИ, которые создаются группами энтузиастов. В отличие от блогов и пабликов, у них есть свои сайты, отдельные платформы. Да и структура больше похожа на редакцию в миниатюре, чем на блог, пусть даже и коллективный. Редакторы "Батеньки, да вы трансформер", "Последних 30" и "Moloko plus" рассказывают, как и для кого они делают свои проекты.

"Последние 30": история России, которую пока не проходят в школе

Журналист Сергей Простаков и фотограф Сергей Карпов вместе работали в "Русской планете". После разгона редакции основали сайт "Последние 30".

"На фоне развала мощных, больших редакций в разной форме, давления на хорошие региональные издания стало очевидно, что с журналистикой в России совсем все туго. И на этом фоне это стало не блажью, а формой спасения", – объясняет Сергей Простаков.

"Последние 30" – это проект о переходном периоде, который начался с Перестройки, и так и не закончился.

"Отталкиваясь от Перестройки, поговорить о современной России. Современная Россия для нас – это родина. Другой страны мы просто не знаем. Нам хотелось суммировать этот опыт, из которого может строиться новая Россия", – говорит Простаков.

Как и многие другие small-media, "Последние 30" создавались только на энтузиазме авторов. Денег проект не приносил. Журналисты обзаводились новыми местами работы.

"Батенька, да вы трансформер": невероятные истории и самые странные путешествия

У этого проекта другая ситуация: сайтом постоянно занимаются десять человек, и их труд приходится как-то вознаграждать. Для этого "Батенька" постоянные придумывает новые бизнес-модели: от краудфандинга до интернет-магазина сувениров.

"На базе редакции возникла контент-студия, задачи которой – разработка хорошего контента под задачи внешних клиентов. Мы не публикуем ничего в самиздате, самиздат таким образом остается нашей имиджевой историей", – рассказывает основатель проекта Антон Ярош.

"Moloko plus": старое доброе ультранасилие

Журнал "Moloko plus" сконцентрировался на одном направлении – экстремизм и насилие. Первый номер журнала: правила жизни художника Петра Павленского, дневники боевика Ирланской Республиканской армии Бобби Сэндза, репортаж The New York Times "По следам Унабомбера" и отрывки из книги "Психология терроризма".

"Мы рассказываем об израильских ультраправых террористах. Смотрите-ка как интересно: в стране, в которой сейчас слово "терроризм" ассоциируется исключительно с арабским населением, смотрите, с чего она начиналась – она же построена на крови британских офицеров, которых убивали ультраправые израильские экстремисты. То есть мы, наверное, те самые неприятные люди, которые приходят в дискуссию и говорят: "ребят, ребят, воу, тут не все так однозначно", – пересказывает один из материалов основатель проекта, журналист Павел Никулин.

Зачем они существуют, и чего не могут сделать

Малые медиа часто называют часто называют последним оплотом свободной журналистики. Самиздат существует в своих нишах, авторы пишут о том, что их волнует, а власть этим не интересуется. Эти проекты не решают проблему нехватки крупных общественно-политических СМИ.

"Это вообще несравнимые понятия. Потеря РИА Новости – это реально большая потеря, и появление "Батеньки, да вы трансформер", к сожалению, вообще никак не заменяет РИА Новости, не надо пытаться сравнивать эти две вещи", – считает Антон Ярош.

Новые медиа боятся одного: авторам надоедает вкладываться в небольшие проекты, которые часто не приносят денег. Блокировки, запреты, закручивание гаек не пугают никого.

"Они только-только освоили блокировки во "ВКонтакте", и то мы сейчас пишем это интервью, говорим про "ВКонтакт" и блокировки на фоне того, что "ВКонтакт" школоту вывел на улицы", – говорит Сергей Простаков.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG