Ссылки

Чернобыль спустя 31 год. Кто такие самоселы и что делает в Укрытии польский альпинист


В 31-ю годовщину катастрофы на Чернобыльской АЭС, президенты Беларуси и Украины встретились у разрушенного 4-ого энергоблока и почтили память погибших ликвидаторов.

Под новым саркофагом – защитной аркой, которую построили над реактором ЧАЭС – продолжают работать инженеры. В 2018 году они планируют начать демонтаж 4-ого энергоблока.

Как изменился уровень радиации в зоне станции и не боятся ли добровольцы работать в самом эпицентре – там, где 26 апреля 1986 года произошел взрыв – репортаж Настоящего Времени.

Юрий работает на территории АЭС полтора года. Радиации не боится, говорит, что главное соблюдать технику безопасности. У каждого рабочего есть свой дозиметр.

"Чернобыль, радиация, мы думали, что здесь очень высокий уровень радиации и спрятаться здесь невозможно, а оказалось, что это не так. Раньше когда мы работали дозы были совсем другими, и мы работали гораздо меньше по времени, а сейчас больше можем работать", – рассказывает инженер Юрий Прудкий.

Кроме украинцев, возле арки трудятся и иностранцы – к примеру, португальцы, французы, итальянцы, поляки.

"Раньше в Польше работал сварщиком, а сейчас здесь – альпинистом. Занимаюсь монтажом всех элементов возле арки. Дело большое – арка же, работа отличная", – говорит альпинист Жегош Собчук.

После появления нового саркофага уровень радиации в промышленной зоне ЧАЭС менее чем за полгода снизился в два раза.

"Арка, помимо того, что снизила мощность дозы излучения, она защищает объект укрытие от поступления дождевых вод, от снеговых нагрузок, от ветровых нагрузок, то есть по сути снизило вероятность облучения тех старых, построенных в 1986 году, строительных конструкций", – сообщил заместитель технического директора по объекту "Укрытие" Сергей Кондратенко.

После установки арки уровень радиации снизился только для рабочих АЭС. Заселить же зону отчуждения можно будет через десятки тысяч лет.

"То что здесь осело в лесах, грунтах, оно так и останется. Это головная боль, которую будут расхлебывать еще наши правнуки и будущие поколения. Это просто так не может исчезнуть за десятилетия", – говорит дозиметрист цеха радиационной безопасности Олег Орлов.

Но несмотря на запреты, в Чернобыль сразу после аварии смогли вернуться некоторые местные жители. Так называемых "самосёлов" в зоне отчуждения сейчас около ста пятидесяти.

Евгений Маркевич к визитам журналистов уже привык. Показывает, что в огороде у него сейчас безопасно: "Ну как меня судить можно? В то время я понимал, что я рискую здоровьем или жизнью, но это меня не пугало. Настолько желание превалировано над всеми страхами – вот я хочу здесь остаться".

В родном селе Марии Федорец – ни души. Она приезжает традиционно раз в год – на кладбище к родителям: "Приезжаем к предкам. Тут лежат родители моей матери. Пока я буду жить, пока меня ноги носят, я буду тут каждый год".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG