Ссылки

logo-print

Украина – 5-я в мире по опасности от мин и боеприпасов. Кто и как это исправляет?


Во многих селах и городах Донбасса уже два года нет боев, но местные жители до сих пор боятся ходить в лес и засевать поля. Причина – сотни неразорвавшихся мин и снарядов, оставшихся после военных. Кто помогает очистить от мин территорию местным жителям, и как это происходит?

Окрестности Славянска, первого донбасского города, захваченного пророссийскими сепаратистами. Украинские войска освободили город еще в 2014 году. Но напоминания о боевых действиях по всей округе можно встретить до сих пор.

"Эта территория изначально считалась очищенной от мин, но когда мы начали работать, выяснилось, что там есть растяжка. А тут же местные ходят постоянно", – рассказывает Сергей Олейник, руководитель группы саперов.

Когда-то на этом месте располагались войска ВСУ. Саперы говорят, что судя по характеру расстановки боеприпасов, это была одна из их передовых позиций, а подход к ней был заминирован.

"Задумка – максимально близко подойти к блиндажу, на котором была обнаружена растяжка. С двух сторон. И вокруг него сделать безопасную зону, то есть очистить", – объясняет сапер Юрий Одинец.

Расчищают территорию Донбасса саперы международной организации HALO. Ее основал в Афганистане в 1988 году бывший британский военный, член парламента Колин Кэмпбелл Митчелл. Сегодня в штате HALO работают более 7000 саперов. Они освобождали от мин Нагорный Карабах, Камбоджу, Мозамбик, Сомали, Шри-Ланку, Абхазию, Чечню, Косово, Афганистан и другие регионы, где были военные конфликты.

В Украине организация начала работу в 2015 году и сегодня ее саперы охватывают всю прилегающую к линии фронта территорию. В буферной и "серой" зоне им работать официально не разрешают, там действуют военные. Места, где были найдены снаряды или растяжки огораживаются. Для ликвидации вызываются спасатели.

"На данный момент Украина занимает пятое место в мире по уровню опасности мин и неразорвавшихся боеприпасов", – подчеркивает офицер Патрик Томпсон. У него в руках карта. Она показывает число пострадавших от мин и разорвавшихся боеприпасов с мая 2014 по март 2017 год.

Неразорвавшиеся боеприпасы можно найти не только вокруг позиций военных. Большим количеством снарядов усеяны и поля донбасских фермеров.

Игорь Поскребышев, – многодетный отец и один из крупнейших фермеров в Луганской области. Он говорит, что ходить по окрестностям села, где он живет (оно находится на границе с так называемой "ЛНР" и Россией) до сих пор опасно, не говоря уже о том, чтобы засевать окрестные поля. Даже несмотря на то, что боевые действия здесь не ведутся уже два года.

"Территория вот эта, которая примыкает к границе непосредственно, вся была заминирована. Были случаи, что люди подрывались, – рассказывает Игорь. – У Володи, моего сына, был случай: он буквально метр не доехал до места, свернул влево, а дальше за ним проехал "уазик" военный и подорвался".

По словам саперов, чаще всего они находят в Донбассе осколочные гранаты на растяжках, осколочные мины направленного действия и неразорвавшиеся снаряды. Специалисты HALO говорят, что для того, чтобы очистить украинские земли от опасных элементов понадобится много времени. В пример приводят Афганистан где даже спустя 20 лет работы все еще находят смертельно опасные предметы.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG